?

Log in

No account? Create an account

Thu, May. 4th, 2017, 10:17 pm
Новые формы разграничения полномочий на основе традиции: панацея от нарастания угрозы терроризма

России необходим новый механизм разграничения полномочий - на основе традиции и прав народов. Не "национальные республики", но народы и этносы - как субъекты Федерации

Главной причиной усиления терроризма в мире является усиление процессов однополярной глобализации. Терроризм остаётся последним и единственно доступным средством противостояния унификации – правовой, религиозной, цивилизационной, – которую несёт с собой однополярная, а по сути, американо-центричная глобализация. По мере нарастания жёсткости и безапелляционности, с которыми насаждаются единые поведенческие и мировоззренческие стандарты по отношению к традиционным народам, культурам и религиям – возрастает и ответная реакция на это, выраженная в агрессивном противодействии процессам цивилизационной нивелировки и грубого вмешательство в уклад, традиции и обычаи множества народов и культур. Нарастание терроризма – ответ на американизацию и грубое вмешательство в дела стран и народов со стороны США и их цивилизационных сателлитов.

Вместе с тем, террористическое движение не однородно и далеко не едино. Управление террористическими действиями осуществляется как религиозными, так и политическими и геополитическими центрами влияния. Одним из геополитических центров управления террористической деятельностью являются США и ЦРУ непосредственно, создавшие исламистские религиозные движения в противовес просоветским силам в исламских странах средней Азии. Одним из примеров такого движения как раз таки и является "Аль-Каеда" и организации с ней связанные, хотя сегодня действия этих исламистских структур во многом вышли из под контроля своих создателей.

Расцветом деятельности политических центров управления террористической деятельностью являлся период противостояния социалистического и капиталистического блоков. Тогда политический террор в основном базировался на идеологическом противостоянии марксистской и либерал-капиталистической идеологических систем, и подпитывался СССР и США соответственно. С распадом СССР значение и роль политического терроризма ушли на второй план, оставив совсем небольшое количество разрозненных и малочисленных групп.

Спонсорами религиозного терроризма, не производного со стороны США, являются в основном исламские государства и образования, не подконтрольные США. Их мотивацией, как раз таки, и является противостояние американской доминации и американской версии однополярной глобализации, не учитывающей особенности культурного, религиозного и исторического развития этих государственных образований и этнических групп. На территории России примером такого противостояни являлась до некоторых пор проблема чеченского сопротивления, относившаяся именно к этому типу. Мотивацией некоторой его части являлось противостояние цивилизационной унификации со стороны тогдашней либеральной России, находившейся под властью олигархов. Чеченцы отстаивали свою этническую, культурную и религиозную идентичность перед лицом либеральной унификации так же, как это делают мусульмане и различные этнические группы перед лицом США и их глобализационных усилий по всему миру.

Единственное, что связывало чеченскую террористическую активность в России с международным терроризмом, это интересы США, которые пытались использовать чеченский конфликт в своих целях, т.е. для дестабилизации Северного Кавказа с возможным его отторжением от России в дальнейшем. Именно усилиями западных спецслужб под этот конфликт были заведены силы и средства международных исламистских группировок созданных, либо контролируемых США.

Нынешнее снижение напряжённости в Чечне является лишь поверхностныи и не системным. По сути проблема не решена, но загнана глубоко во внутрь, а это значит, что рано или поздно этот нарыв опять даст о себе знать. США и западные спецслужбы и дальше будут прикладывать усилия к дестабилизации Северного Кавказа, и Чечни в частности, используя, в том числе, и силы международных исламистских террористических группировок. В этой связи, единственно верным способом противостояния как внутреннему, так и внешнему – "международному" – терроризму со стороны России, является чёткое и недвусмысленное обозначение своих геополитических и стратегических интересов не только на Кавказе, но и на Юге Евразии в целом. Это означает, что всё, что происходит в этой зоне, должно касаться Москвы, т.к. впрямую отражается на наших государственных интересах и безопасности России. Долгое время Россия фактически устранялась от всего, что происходило за её непосредственными границами, в том числе в Закавказье и Средней Азии. Естественным следствием такой политики становится экспорт дестабилизации с прилегающих территорий на территорию России. Отстаивание своих геополитических интересов на Юге Евразии – является главным вкладом России в борьбу с международным терроризмом, что ясно демонстрирует участие российских ВКС в операции по борьбе с терроризмом на территории Сирии.

Долгое время главным источником терроризма в России считалась Чечня. Действенным противостоянием терроризму в России стало именно решение Чеченской проблемы. Для этого были устранены некоторые причины чеченского сопротивления, т.е. были признана на государственном уровне справедливость требований со стороны чеченцев по сохранению своей этнической, культурной и религиозной идентичности, а так же признание их права на восстановление и следование своим многовековым традициям. Однако, главным условием такого признания, со стороны России, стало строгое сохранение территориальной целостности, т.е. полный отказ чеченцев от стремления к государственному суверенитету Чечни и отделения от России, т.к. именно в этом случае суверенная Чечня автоматически стала бы плацдармом для дальнейшей экспансии США вглубь России, а главным инструментом для этой экспансии окажутся, в том числе, и международные исламистские террористические структуры.



Для полного решения не только чеченской проблемы, но и других подобных назревающих проблем, нужно безотлагательно начать процесс подготовки новых договоров между народами России и федеральным центром о разграничении полномочий. Причём субъектами этих договоров должны стать не т.н. "национальные республики", своего рода государства в государстве, а именно народы, как традиционная, органическая форма самоорганизации.

В той же Чечне - как республике - президент или глава - это всегда представитель всего лишь одного из тейпов, т.к. чеченский народ не имеет традиции единоличного управления, а значит, власть одного человека никогда не будет признана всеми. Традиция иная. Именно поэтому, правовой же базой, если мы говорим о традиционных народах, должны стать не светские вариации на тему конституции, а то, что однозначно будет признано традиционными народами, т.е. священное писание – Коран и Библия. Всё остальное является лишь суррогатом законности для традиционных народов, т.е. не будет признано всеми. Всё это – единоличная светская президентская власть и светская же конституция, на основе которых подписаны нынешние договора о разграничении полномочий с "государствами" внутри российского государства  – и есть мина замедленного действия, которая разрушит любые, самые проработанные с юридической точки зрения договорённости внутри России.


Террористические же акты с целью дестабилизации внутриполитической ситуации в России и подрыва власти её государственной администрации, на сегодняшний момент, готовятся и осуществляются в основном на базе чужеродных для России, нетрадиционных для российского ислами, исламистских структур. В связи с этим, решение проблемы разграничения полномочий, которая назревает в связи с окончанием действия соответствующих договоров, резко сократит возможности для внутрироссийского террора, заказчиками которого являются силы находящиеся вне России.
(Комментарий для экспертной сети Кремль.org, 2004 г.)