?

Log in

No account? Create an account

Thu, Sep. 1st, 2011, 04:08 am
Когда режим начнёт падать...

Стенограмма моего выступления на учредительном съезде ЕСМ-Санкт-Петербург, Институт математики им. Стеклова, 12 апреля 2005 года.

Друзья, давайте начнём наше учредительное собрание. Сегодня в зале собралось не очень много людей, но думаю, это наиболее активные люди в Питере, и таким образом, был осуществлён естественный отбор.
 
Меня зовут Коровин Валерий, я являюсь лидером ЕСМ, который был учреждён в Александровской слободе полтора месяца назад, в резиденции Ивана Грозного. Потому наш Союз многие журналисты сразу окрестили как нео-опричнину, в связи с этим памятным историческим местом. Находясь в Санкт-Петербурге всего-навсего два дня, мы с Сергеем Сониным сделали уже очень немало: я хочу представить своего коллегу – это известный петербургский художник и фотограф. Сергей активно, с первых минут нашего визита включился во все процессы и поддержал все наши инициативы.
 
Наша миссия в Питере – непосредственно своим участием инициировать антиоранжевые процессы. Оранжевые процессы, как мы видим, активно проходят в Санкт-Петербурге и очень динамично развиваются, а противодействия им, альтернативного, встречного движения не происходит. Пока что, по результатам нашего двухдневного пребывания в городе, присутствующие здесь – это все активисты, которых мы смогли найти. В зале присутствуют и те люди, которые с нами давно сотрудничают: это Константин Степанов, который ещё со времён ОПОД «Евразия» в Питере примкнул к нашим рядам, и далее все периоды трансформации политической партии «Евразия» в Междунароное «Евразийское движение» также активно нас поддерживал. Здесь присутствует Дмитрий Попов, довольно известный журналист и музыкант, также здесь находятся близкие нам по взглядам журналисты «Пятого канала» и другие люди.

Но давайте перейдём к сути вопроса. Собрались мы для того, чтобы инициировать создание питерской организации ЕСМ. Евразийский союз молодёжи создан под общим окормлением и кураторством известного философа и геополитика Александра Дугина. Создан он был вынужденно, по причине того, что мы наблюдаем сейчас в странах пост-советского пространства те процессы, которые можно охарактеризовать как геополитическую самоликвидацию, отступление и сдачу наших территорий, предательство наших национальных интересов. Захват этих территорий происходит очень быстро и легко. Технологии, используемые для этого захвата, реализуют этот процесс без использования обычных вооружений, без единого выстрела, здесь даже негде применить ядерное оружие, которым мы так гордимся и считаем последним фактором сдерживания атлантистской агрессии и сохранения единства нашей страны.
 
То, с чем мы столкнулись – это явление сетевых войн, прямое следствие сетевых технологий. Доктрина сетевых войн принята официально в Пентагоне на вооружение американской армии для реализации подрывных агентурных воздействий. Эта стратегия рассматривается как доктрина будущего, доктрина войн следующего поколения. Мы даже немного опоздали на наш съезд, т.к. я только что прочёл лекцию в учебном центре спецназа ГРУ. Это молодые ребята 16-17 лет, которые готовят себя к службе в армии, в частности, к военным командировкам на Кавказ. Так вот то мероприятие, что мы провели – это была специальная закрытая лекция по сетевым войнам.

Сетевые войны представляют собой тенденцию, основанную на постиндустриальной, постмодернистской логике. Прямые военные столкновения используются в сетевых войнах в крайнем случае, а иногда вообще не проводятся. Идеально проведённой сетевой операцией считается та, которая была проведена без использования обычных вооружений, без «горячей фазы».
 
Сетевая война ведётся как на социальном уровне, так и на информационном, на уровне высоких технологий. Суть такой войны заключается в скорости передачи информации, статус которой в информационном обществе очень высок, а сам момент передачи информации является ключевым моментом. От скорости передачи информации, её важности и эффективности зависит эффективность и скорость принятия решений. Собственно успех операции зависит от быстроты информационного потока, его достижения цели и осмысления. Форма распоряжений, приказов тоже отличаются от субординационных процессов обычной индустриальной армии.
 
Эта концепция была разработана офисом Реформирования Вооруженных сил США под управлением вице-адмирала ВМС США Артура Себровски.[1] И сегодня она активно внедряется в качестве основной американской военной стратегии. Обращение к этой концепции стало общим местом в докладах министра обороны США и подсекретаря по безопасности Пола Волфовица. Документ, описывающий основные принципы данной концепции попал в распоряжение Центра геополитических экспертиз, был изучен, и на его основе подготовлены рекомендации для руководства нашей страны и высших органов власти.
 
От того, насколько быстро будет осмыслена эта концепция, насколько скоро она будет поставлена на вооружение – будет зависеть то, насколько эффективно, и сможем ли мы вообще противостоять сетевым угрозам и оранжевым процессам, которые сейчас захлестнули постсоветсвое пространство и грозят распадом уже самой России. При самом неблагоприятном развитии ситуации использование данной технологии против нас приведёт к отторжению Северного Кавказа, далее территории Юга России, Поволжья, что приведёт к цепной реакции по развалу России как таковой.
 
Ближайшие годы станут моментом истины для российской власти. Если к этому моменту адекватных сетевых контр-стратегий принято не будет, всё закончится плачевно и довольно трагично. Пока что эти технологии осмысляются на уровне власти весьма поверхностно и примитивно. Единственное, что власть решила противопоставить оранжевым процессам и очевидной дезинтеграционной угрозе – это создание прокремлёвского движения "Наши". Оно, кстати, было инициировано в Санкт-Петербурге. И отсюда ведёт своё начало, возникнув на базе всем известного движения "Идущие вместе" - с теми же лидерами. Используемая ими технология немножко другая, основная ориентация – на проведение акций устрашения и физического давления на те организации, которые они относят к «оранжевым».
 
К оранжевым сейчас относятся филиал украинской "Поры" т.н. "Русская Пора". Сюда же можно отнести немногочисленное движение, насчитывающее пару десятков человек, - "Идущие без Путина". Хотя и такой численности в ситуации постмодерна и информационного общества в принципе достаточно для того, чтобы проводить агрессивную подрывную деятельность. Это часть НБП, в которой ситуация тоже неоднозначна, эту партию, к сожалению, поразили оранжевые метастазы, из-за чего её можно смело относить к оранжевым структурам, потому что её руководитель Эдуард Лимонов и ещё ряд людей, его окружающих встали на совершенно конкретно оранжевую позицию, начали пагубное сотрудничество с либералами. Они ослеплены идеей свержения Путина, это стало у них неким фетишем – кроме этого они ничего не видят и не осознают. Идея смещения нынешнего режима заполнила собой в партии Лимонова всё, отодвинув на второй план идеологию, содержание, эстетику партии – всё, что было наработано за годы существования НБП. Фактически, национал-большевистская идеология из партии устранена, верхушка сотрудничает с либералами, а значит партия долго не протянет.
 
И здесь опасным является следующий момент. Безусловно, нынешний режим слаб, совершенно не отвечает никаким требованиям, не может быстро и адекватно реагировать на вызовы, но нельзя не учитывать, что за свержением этого режима и падением национальной администрации – какой бы она ни была – последует распад России. И наивно думать, что, свергнув режим, на его месте окажется НБП, АКМ или другие радикальные структуры, которые сейчас активно поддерживают оранжевые процессы.
 
Совершенно понятно, что режим свергается Америкой для введения внешнего управления и расчленения России. Ресурсы, вкладываемые Западом в этот процесс просто гигантские, и поэтому считать, что НБП придёт к власти на волне смены режима – абсурдно. Таким образом, НБП просто сдрейфовала в управляемую Западом, оранжево-марионеточную нишу, и вся её функция свелась к борьбе с Путиным и его администрацией.
 
При этом, в НБП всё ещё остаётся очень серьёзный, реальный национал-большевистский потенциал, тот задел, который был вложен в неё изначально при создании партии. Он существует и выражен определённой группой людей, вследствие чего можно предположить, что всё это рано или поздно придёт к очередному – после "шахматной фракции" 1998 года – расколу, вычленению из этой структуры национал-большевистского крыла в своей идеологической форме.
 
То, что формируется сейчас на оранжевом фронте уже очевидно и обозначено. Оранжевые уже осуществляют свою разрушительную активность прямо сейчас. Понятно, что оранжевые будут использовать любые провалы, проколы и ошибки власти – очевидно, что таким проколом является монетизация льгот. И всё, что противопоставляется сейчас этому на уровне власти – это движение "Наши", смысл действия которых ограничивается показательными нападениями на оранжевые организации. В Москве "Наши" ворвались в помещение НБП, всё там разгромили, всех избили, пригласили прессу – после чего всё это было преподнесено информационному сообществу. На этом методы противодействия оранжевым процессам, собственно говоря, исчерпываются.
 
На этом фоне у активистов Международного «Евразийского движения» и возникло опасение, что в период возникновения некоей пересменки власти, когда режим начнёт падать – никому, кроме этих вот «оранжевых», власть подхватить не удастся. Просто в силу отсутствия такого политического субъекта. Очевидно, что необходимость создания сетевой структуры, способной противодействовать оранжевым сетевым процессам является просто вопиющей. Если власть этим не занимается, значит, этим должен заниматься кто-то другой, например, мы. Из желания привлечь к этому как можно больше людей, заявить об этой проблеме, поднять её и активно обсуждать – мы всё это и проводим, и наш визит в Питер обоснован исходя именно из этих соображений.

Есть, конечно, помимо евразийской идеологической базы, и желания остановить дезинтеграционные процессы – некий культурный и художественно-эстетический эквивалент. Начало этому в своё время, на базе консервативно-революционной идеологии, а затем евразийской, было положено ещё во времена Сергея Курёхина и Тимура Новикова, ныне покойных. Совместно с Александром Дугиным всё это активно создавалось, разрабатывалась культурно-эстетическая база в питерской среде. Безусловно, сейчас, в новую инициативу мы берём всё лучшее, что было создано в те годы. На фоне общей апатии и распада это ободряет, но этого пока недостаточно.

На фото:  Павел Крусанов, Валерий Коровин, Дмитрий Попов, Константин Степанов

[1] Авторами концепции сете-центрической войны считаются вице-адмирал ВМС США Артур Себровски и Джон Гарстка. Опубликованная ими в журнале "Proceedings" в январе 1998 года статья "Сете-центрическая война: ее происхождение и будущее" стала своеобразным манифестом новой концепции.