?

Log in

No account? Create an account

Mon, Nov. 28th, 2011, 05:44 pm
Пути развития Кавказа: с русскими и без. Евразийская альтернатива Путина

Модернизация Северного Кавказа – это проект, который не реализуется, т.к. он напрямую увязан не с оттоком русского населения, наблюдаемым сейчас, но, напротив, с притоком, которого пока как раз и не наблюдается.
 
Динамика оттока русского населения с территории Северного Кавказа сегодня настолько высока, что мы можем говорить о том, что в ближайшие годы произойдёт полное обезлюдивание Северного Кавказа в плане русского населения. Но в разных республиках эта динамика различна. В Чечне и Ингушетии она минимальна, однако связано это с тем, что и в Чечне, и в Ингушетии количество русских находится сегодня в пределах статистической погрешности.
 
Как утверждается на официальном сайте Главы и правительства Чеченкой республики, численность населения Чечни на 1 января 2008 г. составляла 1209,4 тыс. человек. Вместе с тем, по данным заместителя руководителя администрации главы и правительства Чеченской Республики Олега Пеухова, который занимается русской проблемой, в республике на сегодня проживает чуть больше 10 тысяч русских, что, даже в соотнесении с цифрами 2008 года составляет менее одного процента. В то время, как статистическая погрешность обычно принимается в районе 2-3 процентов, в зависимости от исследования.
 
Там же, где русских больше, соответственным образом выше и динамика оттока, и в первую очередь, как установлено исследовательской группой доклада «Северный Кавказ: русский фактор», подготовленного на Социологическом факультете МГУ, это касается таких республик, как Кабардино-Балкария и Карачаево-Черкесия. Замыкает тройку лидеров по скорости оттока русского населения Дагестан. Таким образом на сегодня отток русских с территории Северного Кавказа – это уже устоявшийся тренд. И при тех подходах к решению этой проблемы, которые мы наблюдаем сегодня со стороны Федерального центра, т.е. при полном отсутствии каких-либо подходов к остановке этого процесса и его перелому, можно констатировать, что в ближайшие годы русских на Северном Кавказе не останется. 

Проект возвращения русских на Северный Кавказ

Каким образом можно переломить ситуацию, и какую в принципе нужно принять стратегию развития Северного Кавказа со стороны федерального центра? Первый вариант - кардинально взяться за проблему оттока русского населения на федеральном уровне, поставить эту задачу – возвращение русских на Северный Кавказ – в один ряд с существующими на сегодня национальными проектами.
 
Одним из технологических рычагов реализации данной задачи может стать инвестирование федеральных средств, и так в немалом количестве отправляемых на Северный Кавказ, именно в возвращение русских. Основным условием должен стать принцип – инвестиции вместе с русскими. Потому как индустриализация и модернизация Северного Кавказа, безусловно, основана на кадрах, которые прибывают традиционно – и в советский период это было также, - с территорией Центральной России.
 
Практически выполнение данного принципа должно выглядеть так – если выделяются федеральные средства и направляются на Северный Кавказ, то вместе с ними направляются и специалисты на их освоение – инженеры, технологи, программисты, экономисты – русские из других регионов России, с полным социальным пакетом, предоставлением жилья и подъёмными средствами. Остальная часть необходимых кадров набирается из числа коренных жителей Северного Кавказа. Так будет восстановлен хотя бы минимальный баланс представительства русских на территории. 

Проект отделения Северного Кавказа от России

Понимая, что на данный момент никакой реальной стратегии возвращения русских на Северный Кавказ не существует, а существует, напротив, тенденция к полному выезду русских, следует рассмотреть последствия сложившейся ситуации. Если сейчас совсем никакой стратегии развития Северо-Кавказского региона не принять, т.е. оставить все как есть, то Россия оказываемся на пороге того самого отделения Северного Кавказа, которое нам сегодня навязывается под воздействием агрессивного деструктивного мема «Хватит кормить Кавказ». Целью его распространения, в конечном итоге, является приучение населения страны к мысли о том, что потеря Кавказа – это неизбежность.
 
Обосновывается этот деструктивный мем вполне логично – мы инвестируем реальные средства в Северный Кавказ, в территорию, где нет русских, а, соответственно, нет ни культурного, ни стратегического контроля над ней. Получается, что эти инвестиции уходят в некую «черную дыру», которая попросту нами не контролируется. Понятием «черная дыра» американский геополитик Збигнев Бжезинский обозначал постсоветскую Россию, имея ввиду бесконтрольность этого пространства со стороны США. По сути, сегодня нам навязывается мысль о том, что Северный Кавказ без русских, что становится неоспоримой данностью – это черная дыра, куда уходят федеральные деньги.
 
В итоге «Хватит кормить Кавказ» - это не безобидные шалости группы московских «националистов», а реальный деструктивный мем, имеющий под собой основания, и ведущий, в конце концов, к отделению Северного Кавказа, что для России категорически недопустимо. Сегодня любой, кто произносит или ретранслирует эту формулу в сети – вольно или невольно становится соучастником американской стратегии геополитической дефрагментации большого пространства России-Евразии. «Хватит кормить Кавказ» - это национальная измена. 

Стратегия деиндустриализации Кавказа: неизбежная данность

Но какая-то стратегия развития Северного Кавказа должна быть всё же предложена. Первая рассмотренная нами стратегия – возвращение русских на Северный Кавказ, - на сегодня не реализуется. В отношении неё не предпринимается ни одного жеста, ни одного шага. Вторая стратегия – потеря Северного Кавказа вследствие потери культурного и стратегического контроля, возникающей в результате выезда оттуда русского населения. Но есть и третья стратегия, своего рода третий путь – это развитие Северного Кавказа без русских. Это не лучший вариант, но это стратегия, основанная на реальном положении дел.
 
Здесь стоит вспомнить о том, что и романовская имперская Россия, и советская Россия, по сути, осуществляли принудительную - сначала русификацию, а потом и принудительную индустриализацию, наполняя Северный Кавказ, зачастую искусственно квалифицированными кадрами – педагогами, врачами, инженерами, высококвалифицированными рабочими, которые заезжали по распределению советской системы образования. Вместе с этими рабочими туда же двигались основные средства. На эти средства налаживалось производство, строились промышленные предприятия, школы, больницы, культурные объекты.
 
Теперь же, на фоне наблюдаемого оттока и, как следствие, кадрового голода, неизбежным становится обратный процесс – тенденция к деиндустриализации Северного Кавказа - вариант, рассматриваемый по факту. И в этом процессе деиндустриализации Северного Кавказа, при правильном рассмотрении, совершенно нет ничего ужасающего и катастрофического.
 
Почему? Потому что оцивилизовывание со стороны романовской России и индустриализация со стороны России Советской, т.е. в обоих случаях – со стороны большого русского народа, - происходили во многом принудительно. А хотели ли кавказские традиционные этносы оцивилизовываться, русифицироваться, ассимилироваться в русскую культуру, хотели ли они индустриализироваться? Этим вопросом никто никогда не задавался, и никто их об этом не спрашивал. Пришло время спросить. 

Естественная среда традиционных этносов

Естественной средой для традиционных этносов, которые по факту проживают по сей день на Северном Кавказе, является сельская местность, в то время, как города ассимилируют по единому цивилизационному стандарту, приводят к общему социальному поведенческому шаблону. Именно Северный Кавказ как раз и является той естественной средой, тем вмещающим ландшафтом, в определениях Льва Гумилёва, в котором гармонично существуют традиционные этносы. И деиндустриализация Северного Кавказа в этом аспекте означает ни что иное, как восстановление, возрождение традиционных этнических социальных моделей. Т.е. традиционные этносы в этом случае, возвращаются к своей изначальной форме существования, - гармоничного бытия в условиях естественного для них вмещающего ландшафта.
 
Конечно, ни русификация, ни индустриализация не прошли для Северного Кавказа даром. Большинство из тех, кто уже оцивилизовался, - принял цивилизационные стандарты большой России – уже и так выехали с Северного Кавказа. Они находятся в Москве, в Санкт-Петербурге, других крупных городах. Они ассимилировались, работают в федеральных органах власти, органах государственного управления, в крайнем случае, в органах республиканского управления. По этому же пути идут те, кто готов ассимилироваться, отказаться от приоритетов сохранения этнической идентичности, оторваться от корней, покинуть населённые пункты, землю, где находятся могилы их предков.
 
Но те люди, которые не принимают цивилизационные русские унификационные стандарты развития, добровольно остаются в своём естественном вмещающем ландшафте и существуют в формате традиционных этносов, общин, тейпов, тукхумов – все это сохранилось на Северном Кавказе до сих пор. И это является естественной моделью социального устройства Северного Кавказа. В этом вопросе не должно быть принуждения – искусственного, принудительного оцивилизовывание, перемалывания в гражданское общество атомизированных индивидуумов. Не надо насиловать Северный Кавказ принудительной индустриализацией. Пускай этносы возрождаются в традиционных моделях и живут на основании своих традиционных форм социального устройства. Тот же, кто решил отказаться от своей идентичности, должен иметь возможность покинуть родные земли, переселившись в города. У каждого должен оставаться свой собственный выбор, и этот выбор должен быть свободным. 

Вопрос стратегической безопасности Кавказа

При принятии проекта деиндустриализации Северного Кавказа закрывается тема возвращения русских в этот регион, практически закрывается проблема выделения Северного Кавказа из состава России, т.к. снижается степень социальной динамики региона, однако открывается вопрос стратегической безопасности. Т.е. возникает угроза внешней экспансии на восстановленное в своей изначальной форме деиндустриализованное пространство, открывается вопрос стратегического контроля над территорией.
 
В этой ситуации стратегический контроль Федеральный центр может восстановить за счет возвращение в единое стратегическое пространство южных кавказских республик, то есть путём налаживания прямых военно-стратегических отношений с Азербайджаном, Арменией и Грузией. Реализация данной цели на сегодня наилучшим образом возможна  в рамках большого евразийского проекта - Евразийского союза, который предложил Владимир Путин.
 
Таким образом, по факту мы имеем Северный Кавказ без русских на фоне того, что никаких шагов для их возвращения туда не предпринимается. Сохранение статус-кво грозит выделением Северного Кавказа из состава России. В этих условиях остаётся принять стратегию развития Северного Кавказа без русских, то есть стратегию деиндустриализации, возвращения к традиционным форматам существования традиционных этносов и закрытия стратегической бреши, которая образуется в этой связи на Кавказе, за счет стратегического, военного, экономического сближения с республиками Южного Кавказа. И Евразийский проект Путина, который декларирован как идеологическая программа его действия на 12 лет, вполне может решить этот вопрос.
 
Валерий Коровин