?

Log in

No account? Create an account

Sat, Mar. 17th, 2012, 01:25 am
Традиция против постмодерна: некоторые тезисы

Безусловным событием в интеллектуальной жизни России стала конференция Against-postmodern world, которая дала значительный «прирост знания» в области традиционализма, и сформировала интеллектуальные заделы на много лет вперёд. Привожу здесь лишь некоторые тезисы секции «Традиция против постмодерна» второго дня работы.

Елена Семеняка: «Традиция в консервативно-революционной оптике: “здесь и сейчас” метафизической теологии консервативной революции».

Максим Борозинец: «Гнозис — сакральное знание об истинном положении вещей».

В железный век появляется доктрина креационизма. Вещи являются преградами постижения истинных вещей, из-за чего реальность не постигается как истинное. Отсюда противопоставление – «откровения против проявления».

Гностицизм принято соотносить с христианством — рассматривается как парахристианская секта, конкурирующая с христианством на стадии становления последнего.

Все очаги гностицизма подавлялись в христианский период. Гностики — как носители истинной информации, доминирующей над объективной реальностью.

«Весь модерн — это завуалированный гностицизм — религия информации. Материализм — внешняя оболочка, с помощью которой гностицизм вторгся в парадигму христианства, под вульгарным именем — просвещение».

США — как бастион гностицизма. Блум: «американская религия не является христианской, она скорее гностическая, она не верит, она знает, хотя хочет знать ещё больше».

Модерн открывает себя как информационный хаос. Материализм и эмпиризм — только метод.

Пентаграмма — главный знак гностицизма — бренд великой информационной гностической революции.

Стефан Хеллер — основатель гностической церкви в Америке: государство — аппарат для реализации гностических целей.

Развитие человека без воздействия власти и общества.

«Объединение духа и материи — превращение людей в богов».

«Капитал» - это чисто умозрительная конструкция, чистая информация, которая не имеет к реальности никакого отношения — что стало очевидно в постлиберальном обществе виртуальных денег.

Любая форма, находящаяся между передающим и потребителем информации — уже есть сообщение (М. Маклюэн)

Информация потеряла в постмодерне всякий контроль, и теперь она формирует реальность. Тут же появляются новые версии гностицизма в виде вульгарной конспирологии — кластеры «истинной информации». Мир не существует, а просто скрывает истинное положение вещей.

Гностик — творец современного мира.

Традиционализм подкупает сопричастностью к чему-то сакральному и истинному. Это бренд, который мы активно потребляем.

Чередников: Современность родилась в парадигме Генона. Модерн вышел из кризиса современного мира.

Демоническое — неотъемлемая часть традиционного мира.

Субъект, порождающий истинную информацию, должен порождать и всю ложную информацию.

Антон Александров: «Традиция и политика XXI века».

Есть мнение, что постмодерн — это только лекарство для модерна. Симулировать модерн, чтобы сохранить целостность. Так же во Франции XVIII века модерн симулировал премодерн, в то время, как всё двигалось к полному закату (аналог современной политической системы).

«Модернизация началась при Сталине и в советский же период закончилась».

«Материальное развитие не успевало за информационным обменом, что и разорвало СССР».

«Модернизация Медведева — это проект постмодернизации, реализуемый как модернизация. То, что предлагает Медведев не соответствует тому, что воспринимают чиновники».

Реализовать постмодернизацию — страшно.

«На выборы ходят только осколки модерна — в основном пенсионеры».

«Кража власти — инерция отчаяния — взять то, что ещё осталось».

Массы делают вид, что структурируются, они не сопротивляются, но представляют собой кисель.

50 лет назад не было смысла спрашивать у людей - «Что такое счастье?», сейчас спрашивают, «за кого вы готовы были бы умереть?».

Если выборы не состоятся, договор между обществом и властью будет расторгнут, станет понятно, что власть технологически обслуживает исключительно свои интересы. Проблема в том, чтобы выборы вообще состоялись — это главная угроза для власти.

Реклама самих выборов затмит рекламу партий.

Главный кандидат — сам факт голосования — спасти институт представительства, легитимизирующего власть.

«Скоро выборы станут обязательными, потом принудительными».

Власть схлопнется т.к. потеряет легитимность, не сможет осуществить процедуру голосования.

Постмодерн — это беспроигрышная лотерея. Генератор случайных чисел выбирает депутата. Или будут выбирать президента по алфавиту. Постмодернистская альтернатива - демократия никого не представляющая.


Цифровые технологии готовы помочь нам избавиться от тела и от реального пространства.


Есть позитивный выход — нам его предлагает традиция: вернуться к изначальной традиции. Или можно ускорить окончание Кали-юги — саморазрушиться (Негри, Хардт) чтобы обрести окончательную свободу. Опору на традицию следует искать в самой традиционной доктрине, взятой в чистом виде — Эвола.

4ПТ — брать традицию как теорию, и постулировать сейчас, в современном контексте. (В. Коровин)

Коммунизм и коммуникации  - это слова одного корня. Если бы интернет открыли в СССР, то коммунизм состоялся бы в интернете (Борозинец).

Кто задаёт темы, тот и управляет. Кто будет управлять дальше?

Андрей Волошин: «Археофутуризм против постмодерна». Гийом Фай

Археофутуризм — будущее опять обратиться к наследию предков.

После катастроф восстановится великая евразийская империя на конфедеративной основе.

Конвергенция катастроф — эффект синергии негатива приведут к глобальной катастрофе. У традиционалистов это Кали-юга, апокалипсис.

«Как Бельгия может быть центром Евросоюза, если она сама вот-вот распадётся на три части?».

Безликая афра постмодерна — чёрный квадрат современности.

Сурков — король симулякра (о том, как тяжело управляться с реальной политикой, и как удобно управлять чучелами) – (В. Коровин)

Вячеслав Павлов: «Тютчев от традиции, революции и России».

Традиция и истинная империя — основные идеи Тютчева. Запад — это  путь в никуда, узурпация папами христианства и права на истину подтолкнули мир к революции. Папы взяли на себя слишком много, стали претендовать на светскую власть — это вызвало самозванничество германских императоров, что предопределило последующие нелегитимные процессы, провозглашение Наполеоном себя императорами. Реформация — бунт против пап, как узурпаторов, что в светском мире спровоцировало революцию против императоров.

Революция с одной стороны враг порядка, с другой стороны — запад враждебен России и революция может выступать как союзник России против Запада. Красный революционный запад ослабляет запад.

Униатство наоборот — признание православного центра при сохранении католических обрядов — идея Тютчева. В обмен на политическую поддержку.

Миссия  германии в том, чтобы усилить Россию на западе Европы.

Ольга Корженёва: «Новое государство как символ духовного возрождения»

Народ целостный и энергичный всегда является народом экспансивным. Всегда стремиться расширить своё пространство ради общих целей. Призывы к отделению регионов — признак скорого конца большого народа.

Законсервировано вечное настоящее — утрата связи с политическим.

Человек разучился видеть дальше себя.

Это не соревнование политических проектов, а стремление получить доступ к ресурсам власти — политики потворствуют вкусам виртуальной толпы. Люди призраки, которые не имеют личности. Нужна новая интеллектуальная элита.

Государство должно стать мессианской идеей.

Созидание сакрального пространства.

Эта битва происходит в виртуальном символическом поле. Только победившая страна может претендовать на установление своих смыслов.

Александр Бовдунов: «Дух утопии и революционная практика»

Эрнст Блох — испытал влияние гностицизма на свои идеи.