?

Log in

No account? Create an account

Wed, Nov. 7th, 2012, 12:36 pm
Выборы президента США - последствия для России

Президент США – кто выбирает?

32419_10151241011751052_432116115_nОценивая ход и результаты американских выборов, следует учитывать: специфика американской структуры власти такова, что фигуры кандидатов в президенты США являются фигурами консенсуса американских элит, сложившихся за последние два столетия. И собственно, те «праймериз», которые проводятся перед выборами, дебаты кандидатов перед решающим голосованием - есть показательные выступления кандидатов не перед населением США, а перед элитами, которые выбирают из них двух претендентов. Собственно, дальше, в ходе самого голосования они лишь получают легитимацию со стороны населения, легализацию со стороны выборщиков, которые опять-таки представляют интересы той или иной группировки, являясь сторонниками или Республиканской или Демократической партии.

То есть, по сути, к прямой демократии выборная система США не имеет никакого отношения. В ходе избирательной кампании лишь ведётся борьба между различными элитными группами, в первую очередь финансовыми. Поэтому в итоге фигура избранного президента всегда говорит о том, какая из финансовых групп Америки одержала верх. Разница лишь в тактических подходах, учитывая, что стратегические цели Американского государства не меняются. Последнее столетие, как минимум, они остаются неизменными и представляют собой стремление к глобальному мировому господству. Отсюда различия этих элитных групп с их ставленниками лишь в технологиях, в тактике: каким образом Америка будет двигаться к этой цели. И вот здесь, то, как раз и важны позиции претендентов.

Республиканцы или демократы: есть разница?

Республиканцы в основном всегда стоят за прямой, реалистский подход в международных отношениях, за жёсткие действия, за hard-power. За то, чтобы прямым образом навязывать свою волю всем тем, кто её ещё не принял. В отличие от республиканского реализма демократы исповедуют либеральную школу в реализации внешней политики. Это означает, что двигаются они к тем же самым целям, но более мягким образом, используя soft-power, умную силу, используя сети, обман, подкуп, - более изощренные способы достижения неизменной цели. И вот как раз по этим параметрам Барак Обама и Митт Ромни представляют собой классические примеры, типичные образчики декларации и реализации этих двух подходов.

Ромни, не стесняясь в выражениях, оперирует геополитическими категориями, многократно называя Россию главным геополитическим оппонентом США, и совершенно верно определяя геополитические угрозы для Америки: в лице России, но указывая в том числе, и на Иран. Барак Обама пытается сгладить обостренное восприятие республиканцев. И использует при этом более мягкий подход, более мягкую риторику, сводя внешнюю угрозу для Америки к некому распыленному врагу, коим является мифический исламский терроризм, - экстерриториальная сила, которую невозможно определить в чётких геополитических категориях, свойственных республиканцам, но который является при этом эдаким вездесущим, всеохватным врагом. От такого врага можно ожидать удара в любое время, в любом месте, и тем он удобнее для принятия нужных решений. Но и тем больше он наводит ужас на население США, позволяя использовать любые меры, нежели прямой и понятный геополитический враг, такой, как Россия или государство Иран, которые не ведут с Америкой очевидную перманентную войну в отличие от глобального терроризма.

Собственно, за технологию достижения американской глобальной цели, за подходы, за тактику ведения этой борьбы и идёт спор между представителями различных элитных групп. И здесь, собственно, мнение населения должно лишь узаконить сделанный заранее, предопределённый элитный выбор, не более того. То есть коренным образом население США никак не может повлиять на итоги выборов. Здесь ему отведена скорее третичная функция, т.к. вторичная принадлежит так называемым выборщикам. А вот первичная функция определения приоритетов развития американского государства на следующие четыре года принадлежит локальным элитным группам, состоящим из ограниченного числа людей.

Еврейское лобби в американских элитах: кого из двух кандидатов выбрать?

Одной из решающих сил во внутриамериканском противостоянии элит, многие аналитики, особенно не западные, определяют т.н. «еврейское лобби» - чью сторону оно примет? Вопрос не праздный, учитывая тонкую настройку баланса интересов внутри США. Здесь надо вспомнить, что именно республиканцы радикально поддерживали государство Израиль в период правления Джорджа Буша-младшего, когда у власти в плане определяющего дискурса находились неоконсы. Это интеллектуальная группа, вышедшая из троцкистских кружков середины прошлого века, в плане происхождения как раз являвшая собой некое еврейское, но с уклоном в интеллектуализм, лобби. С уходом Буша-младшего влияние группы неоконсов значительно снизилось. Но в то же время, риторика республиканцев более определённая, более жёсткая, сегодня выгодна именно Израилю. В силу того, что она переключает на себя внимание агрессивных исламистских групп, в том числе в Палестине и на Ближнем Востоке в целом, более открыто выставляя Америку врагом исламизма и исламских движений Востока в целом.

То есть республиканцы, безусловно, оттянут на себя внимание исламистских групп, и тогда Америка разделит с Израилем бремя агрессии, которая была сконцентрирована в период правления Обамы исключительно на Израиле. За счёт того, что Обама пытался сгладить внешнеполитическую риторику, избегая агрессивных заявлений и прямых угроз исламистам, в образе обладателя «нобелевской премии мира» он переключил в значительной степени внимание исламистских террористических групп на Израиль. Это, конечно, имело некоторые издержки, и в итоге привело к тому, что Израиль понёс значительные потери. Собственно, одна из попыток этого «еврейского лобби» вернуть «интерес» террористических групп к США, заключалась в выпуске и распространении небезызвестного промо-ролика к фильму «Невинность мусульман». Это был технологический ход, призванный напомнить исламистскому миру о том, что есть ещё и Америка, и она – не меньший, а то и больший враг этим группам, чем маленький Израиль.

И, конечно же, для того чтобы вернуть Америку в список врагов исламского мира, израильское лобби приложило все усилия для поддержки Митта Ромни, этого очевидного героя обострения ситуации позиционирования США на внешнеполитической арене.

Но если президент США - Барак Обама? В этом случае не исключена, например, попытка напрямую договориться с руководством Исламской республики Иран. Это вам не Ромни, который уже пообещал Ирану большую войну. Обамой, что вполне естественно, в качестве решающего будет использован тот фактор, что Россия все последние годы никоим образом, по крайней мере, прямо, не поддерживает усилия Ирана по противостоянию США. Напротив, российское политическое руководство зачастую договаривается с руководством США, игнорируя общие интересы Ирана и России в регионе.

Вот ссылаясь на этот фактор, демократическая администрация будет пытаться зайти в Иран напрямую, противопоставляя Иран России. И в этом можно уже сейчас обнаружить основную угрозу как для региона, так и для хода истории в целом. А учитывая тяжелую экономическую ситуацию Ирана, и то, что Иран не получает никакой – ни моральной, ни материальной, ни военной поддержки от России последние годы, - воля политического руководства Исламской республики Иран в их единоличном противостоянии Америки в конце концов может пошатнуться. Сюда же следует добавить фактор значительного прозападного лобби в Иране, которое разрушает политическое единство общества: всё больше и больше людей начинают взывать к тому, чтобы пойти на соглашение с Америкой и ослабить тем самым, внешний американский гнёт.

В этом смысле для России, которая никак не может прийти в чувство, был бы выгоднее президент США Митт Ромни, который видит Иран и Россию абсолютным врагом. Вот эта прямолинейность и может вернуть Россию в историю, встряхнуть её, и тем самым дать возможность определить, кто есть истинный союзник, коим, на мой взгляд, безусловно, является Исламская республика Иран, а кто есть абсолютный противник, коим остаются  США. Здесь я соглашаюсь с Миттом Ромни, только с обратным знаком. Америка - есть главный геополитический оппонент России и никакими заклинаниями, ухищрениями и уловками невозможно сгладить этого противостояния. Любые уступки в отношении США будут только во вред России, а любое сближение с Ираном на любом уровне, начиная от исключительно экономического и кончая военно-стратегическим, всегда будет лишь на пользу. И это два совершенно противоположных сценария развития.

Россия: мобилизоваться, или продолжить делать уступки?

Вот почему избрание Ромни было бы гораздо лучшим вариантом для России. Он не будет пытаться сгладить, смягчить наше неснимаемое геополитическое обострение, а будет прямо называть вещи своими именами. Он говорит, что Россия – враг! И в такой постановке нашим элитам, наконец, понятно, что мы – враг США. Значит, соответственно, Америка – наш враг. А из этого следует, что нужно отбросить всю проамериканскую, прозападную риторику и попытки задобрить этого врага, и перейти в формат прямого, понятного и чётко определенного противостояния. Включая военно-стратегическое. И готовиться к этому противостоянию надо уже сейчас, потому что в противном случае мы несём потери, сами этого не замечая, и в этом как раз функция демократов.

Демократы «разводят». Они задабривают, они обманывают российскую элиту, которая является в их глазах абсолютно наивной, ничего не понимающей, детской, такой, элитой. Которую можно обвести вокруг пальца, которой можно улыбнуться, показать что-нибудь приятное, конфету; сказать, что «мы будем с вами дружить, давайте не будем воевать, вот вам пластмассовая кнопка. И, пожалуйста, сдавайтесь по-хорошему, дружелюбно и с улыбкой».

Вот на это, к сожалению, российская элита очень падка, она охотно ведётся на подобные подходы. И, о ужас, действительно, с улыбкой, поглаживая в кармане приятный на ощупь новый яблочный гаджет, начинает сдавать всё, что только можно. А мы, разинув рты от изумления, наблюдаем, насколько успешно, без толики конфликтности, наша элита сдаёт свои национальные интересы американцам. Особенно в период правления Медведева, когда он четыре года числился смотрителем престола. В этот момент мы понесли наибольшие внешнеполитические потери, а Америка, даже во главе с Обамой, который не силен во внешней политике, тем не менее, значительно укрепила свои позиции и значительно ослабила позиции России.

Российским элитам нужен более понятный враг, более очевидный, прямой и без затей. Который прямо говорит – «я вас сейчас убью». Вот это понятно. Это приводит в чувство российские элиты, которые начинают возмущенно бурчать себе под нос, что, мол, «как же так? Вы нас убьете, а как же дружба, а как же кнопка?» И тогда весёлый мормон Ромни ответит им, что, вот, «засуньте эту кнопку себе куда-нибудь поглубже, забудьте о том, что было сказано, президент Обама ошибался, сейчас я вас уничтожу». Вот такой подход, конечно, отрезвляет, он бодрит и приводит в чувство. И здесь сразу же, прямо в этот самый момент у российских политических элит сложится картина мира более реальная и очевидная: кто враг? – Это США. А кто друг? – Это Иран, Китай и страны постсоветского пространства. Вот это будет замечательно!