?

Log in

No account? Create an account

Tue, Oct. 19th, 2010, 01:31 am
Дефицит политической рациональности российской власти

Тезисы моего выступления на семинаре "Логос российского государства и дефицит политической рациональности в современной России"

«Идея всегда выстроена по вертикальной оси: её симметрия - власть и воля» (Дугин).

Власть и воля не могут быть конечной целью. Власть для чего? Воля к чему? Очевидно, что это инструментарий, средство. Но средство достижения чего?

В бытовом рациональном сознании власть привязана к государству. Это может быть «власть государства церковного или гражданского», что подробно описано у Томаса Гоббса. Но массы всегда в большинстве своём воспринимают власть тождественной государству.

«Государство есть воплощение Идеи. Оно не естественно, оно противоестественно. Оно отвечает всем признакам Идеи. Государство есть организованное Господство, легитимное насилие (Вебер)».

Государство есть воплощение Идеи – инструмент идеи. Т.е. и государство, и государственная власть – так же есть инструментарий. Например, Маркс утверждал, что государство есть инструмент подавления одного класса (угнетённого) другим.

Допустим, государство – это инструментарий наживы, но и нажива не может быть конечной целью, ибо большое количество денег теряет смысл - Бил Гейтс с благотворительностью, Ходорковский со стремлением к власти (круг замкнулся), Лужков с раком.

И потом: «Государство есть организованное Господство, легитимное насилие» (Вебер). Нынешняя власть не готова прибегать к насилию ради собственной наживы. А если всё же насилие, то ради чего?

«В чистом виде идея есть Логос» - американский подход.

Государство – есть логос, на бытовом уровне понимаемый как рациональность, технологичность достижения цели.

Все периоды наибольшего подъёма в нашей истории были обоснованы, освящены не материальными целями: все русские цари имели религиозное сознание. Вы скажите, что коммунистический период сталинского подъёма был атеистическим и не религиозным. Это не так: коммунистический проект был эсхатологическим, т.е. предусматривал достижение конца истории. Завершение истории на нашем аккорде, выраженное в нашем полном мировом господстве (Маркс был в первую очередь философ, а политэкономию рассматривал как инструментарий).

Америка – есть империя (Негри, Хардт) – завершение истории при американской гегемонии. Это проект эсхатологический, он придаёт всему осмысленность, рациональность. Эта рациональность в основе американской политики. Вот эта цель уже оправдывает насилие, ибо цель оправдывает средства. Такая же эсхатологическая цель оправдывала насилие большевиков, ибо речь шла о коммунизме – как о нашем завершении истории.

«Государство создается только и исключительно людьми Идеи. И управляется ими. Нет Государства без Идеи». (Дугин)

Экономика не может быть идеей, это обман, уловка запада во главе с Америкой, уводящая на ложную целью Для самой Америки экономика является лишь средством, а целью – мировое господство, завершение истории на своём аккорде.

Итого: идея – это власть, власть – это государство, государство – это рационально, рациональность – есть логос.

Таким образом достижение экономической цели путем сдачи политических позиций – это предельно не рационально, т.к. экономика – это не идея (см. выше).

Сдача стратегических отношений с Ираном в обмен на вступление в ВТО – пример крайней политической нерациональности. Иран открывает нам выход в Индийский океан, размыкает блокаду вокруг России, в том числе экономическую, даёт простор для манёвра, для самостоятельной игры, для сворачивания американского влияния в регионе. Вступление в ВТО даёт ограниченные экономические перспективы под жёстким контролем и присмотром со стороны США. Такой размен является политически нерациональным.

Испорченные отношения с Белоруссией в обмен на снижение экономических потерь от повышения пошлин на экспорт нефти. Белоруссия – наш стратегический выход в Европу, возможность экономической, в том числе, интеграции со Срединной Европой, Германией. Это мы обмениваем на сокращение копеечных, по сути, потерь от экспорта нефти и газа в Белоруссию. Абсолютно нерациональный обмен стратегических интересов в Европе на экономические девиденты.

Таких примеров масса – если мы видим обмен стратегических интересов, приближающих к мировому господству на экономические – знайте, те, кто принимает подобные решения, политически не рациональны.

«Если мы не видим философов во главе Государства, значит, они скрыты или находятся вне его, управляя со стороны» (Дугин).

Все философы, способные управлять государством, находятся здесь. Значит, во главе нашего государства философы, которые «находятся вне его» - там, где торжествует идея как логос.

«Государство, чьи элиты глупы или просто взяты из массы, существовать не может. Государство есть форма Логоса, если в Государстве нет Логоса, то нет и Государства. В этом случае - это эфемерный фантом».

Русская рациональность – в завершении истории на нашем аккорде. Построение русского мира – достаточная финальная эсхатологическая цель, которая всё упорядочивает, расставляет на свои места. Сразу становится понятно, что и зачем?

Не надо бояться. Мир может быть либо американский, и тогда нам там нет места. Либо русский, и тогда там нет место Америке. Принятие этой модели – предел политической рациональности.

«Элита России – это носители Идеи; те, кого Идея съела»(Дугин).  

Дефицит рациональности российской власти заключается в отсутствии сверхидеи, эсхатологического проекта, понимания неизбежности финальной битвы (мы или они) или тотального проигрыша, т.е. нашего исчезновения. От страха перед финальным столкновением наша элита готова исчезнуть, самоликвидироваться добровольно. Наше исчезновение – не рационально. Где хвалёный прагматизм? К тому же в традиции - мир и всеобщее благоденствие является признаком прихода антихриста. И всё равно, даже в этом случае нам не избежать финальной битвы сил добра и зла.

«Нам необходимо реконструировать Государство как Логос, как Идею. Это чисто философское задание. Поэтому для того, чтобы спасти Россию, надо ее воспринимать как Идею, увидеть, осмыслить, схватить как молнию в ночи» (Дугин).

Идея России в эсхатологической идее русской империи конца. Вот эталон политической рациональности.