?

Log in

No account? Create an account

Sat, Sep. 18th, 2010, 02:42 pm
Чистый рационализм в науке больше не адекватен

Большое воздействие на развитие ряда разделов современной социологии Запада оказала так называемая феноменологическая социология, оригинальная версия которой была разработана австрийским (до 1938 г.) философом и социологом, профессором социологии нью-йоркской школы социальных исследований Альфредом Шюцем (1899-1959).

Если коротко, то Шюц выдвинул собственную концепцию понимающей социологии, или «социологии повседневности», пытаясь решить применительно к сфере социального знания поставленную Гуссерлем задачу - восстановить связь абстрактных научных понятий с жизненным миром, миром повседневного знания и деятельности.

Однако, здесь его начали обвинять в том, что "выявление такой связи крайне важно, но в то же время и опасно, ибо оно лишает науку свойственной ей ауры объективности и исключительности и показывает, что обыденное и научное познание социального мира в принципе неразделимы". Подобные настроения вообще были свойственны периоду конца XIX начала XX вв.

И вот здесь обнаруживается, что "на помощь" Шюцу приходит Фердинанд Гонсет, швейцарский философ и математик, который разрабатывает теорию "двойственности". Согласно теории «двойственности» Гонсета, «угроза релятивизации знания под воздействием опыта снимается следованием принципу двойственности, который ограничивает открытость знания опыту рамками рациональной деятельности. Именно через развертывание этого принципа, введение представления о аксиоматико-дедуктивной организованности знания (и стоящего за ним разума) решается дилемма рационализма — эмпиризма. Разум не нуждается в каком-либо внешнем, в том числе опытном обосновании, опыт не обосновывает, а заставляет "пересматривать". Отсюда дополнительность разума и опыта, единство теории и эксперимента. По Гонсету, "принцип двойственности признает, что ни чистый рационализм, ни чистый эмпиризм не могут служить достаточной платформой методологии науки".

Интересно, они при жизни вообще пересекались или хотя бы знакомились с трудами друг друга?
 
Кстати, что касается опасности "редукционизма", то, как ни странно, сам же математик Гонсет обосновал несостоятельность утверждений чистых рационалистов XIX века. По Гонсету, "открытость опыту", меняющая всю стилистику научного мышления, предполагает, прежде всего, взаимозависимость теоретического и эмпирического, что снимает дилемму рационализма и эмпиризма.

На мой взгляд, окончательную точку в теме опасности редукционизма для научного познания поставил Дугин в своей работе "Эволюция парадигмальных оснований науки". Так что критики социологии как науки могут смело отдыхать, почитывая рационалиста и математика Гонсета, не говоря уже о том, что первыми эмпиристами были Протагор и Горгия, а последними, собственно, Эйнштейн и Гейзенберг, с его субъективно-идеалистическим представлением о зависимости реальности от познающего субъекта. Круг замкнулся, чистый, классический рационализм в науке больше не адекватен. Совсем.