?

Log in

No account? Create an account

Tue, Mar. 22nd, 2016, 11:47 am
Визит Керри: обмен Украины на Сирию или игра с дьяволом в напёрстки

После вывода части российских войск из Сирии ряд российских экспертов заявили о возможном потеплении отношений России с США, мол, вы просили — мы вывели, давайте снова дружить. Но произошло обратное — западная пресса и политики снова накинулись на Россию. Виктория Нуланд, глава МИД Великобритании, газета «Вашингтон Пост», агентство «Блумберг» запустили очередную волну русофобии. Основные: санкции надо продлить, Россия бомбила не тех, русские испугались афганского варианта, струсили и убежали, потому что при любом раскладе Россия — это зло.



Под эту истерию в Москву прибывает глава Госдепа США Джон Керри и ряд СМИ заявили, что летит он, ни много, ни мало, для обмена Украины на Сирию. Но так ли нужно такое развитие событий самой России, и способен ли Запад к нормальным, партнёрским отношениям? И вообще, можно ли рассматривать вывод войск из Сирии как попытку наладить дружеские отношения Западом?

При разрешении подобных вопросов начинать надо с аксиомы, больше не требующей доказательства: дружба России с Западом невозможна по определению, как явление, ибо это противоречит самой сути бытия, онтологии истории. Более того — полная отмена противостояния в принципе будет означать конец истории за счёт исчезновения одного из двух цивилизационных исторических субъектов: исчезновение Запада, как набора определённых цивилизационных смыслов, или исчезновение России, как его антипода — это и есть, по сути, конец мира.

В этой связи, изначально предпосылка, направленная на сглаживание или устранение конфликта между Россией и Западом и примирение России с Западом, является неверной и невозможной по своей сути. Поэтому-то, практически исключено, что именно эта цель двигала Владимиром Путиным и российским руководством в тот момент, когда принималось решение о выводе войск из Сирии. Насчёт примирения с Западом, особенно после заявлений и необходимости расширения санкций на фоне вывода части авиационных соединений из Сирии – иллюзий больше ни у кого нет.

Другое дело, готова ли Россия сегодня к жёсткому сценарию столкновения с Западом? Есть ли у нас средства и насколько мы внутренне мобилизованы для того, чтобы сейчас, в нынешних условиях начать финальную эсхатологическую битву сил Добра и Зла, России и Запада, Света и Тьмы? Эти вопросы действительно спорные и, взвешивая все «за» и «против», понимая, в какой ситуации он находится, и какими возможностями обладает, Путин принял решение о выводе части российских войск из Сирии, чтобы остановить нарастающую эскалацию и отложить финальную битву ещё на некоторое время.

С другой стороны, оценивая те испытания, которые прошла российская государственность в течение последних нескольких лет, начиная со старта «арабской весны», через бандеровскую «революцию» в Киеве и заканчивая нынешней сирийской кампанией, есть все основания задуматься о том, правильно ли развивается наша государственность? Насколько она способна в своём нынешнем расслабленном, демобилизованном и разложенном состоянии в принципе отвечать на какие-либо вызовы? Какие фундаментальные шаги необходимо предпринять для того, чтобы переформатировать нынешнюю российскую государственность в состояние, которое будет адекватно предполагаемой и неизбежной финальной схватке с Западом? Ведь неминуемое столкновение бесконечно откладывать невозможно, рано или поздно мы должны будем принять этот вызов и достойно на него ответить.

Конечно, у нас есть преимущество — это наша готовность в любой ситуации одержать военную победу и воплотить русский дух в торжестве русского оружия. Но всегда и во всех подобных ситуациях встаёт вопрос о цене. Надо понимать — победа может стать настолько затратной и изматывающей, что под вопрос будет поставлена способность выживания самого русского государства и русской цивилизации как таковой.

Вот здесь, без некоего подготовительного этапа, без внутренней духовной, идеологической и технологической мобилизации русских, как исторического субъекта, невозможно не то, что выиграть финальную битву, но и в принципе дальше отвечать на всё нарастающий объём вызовов и ударов со стороны Запада. А он, кстати, рассматривает историю именно в эсхатологических категориях и открыто заявляет о намерении завершить историческое противостояние на своём аккорде, одержав полную и тотальную победу над своим постоянным оппонентом, то есть над нами.

Нынешняя сирийская кампания стала для нас последним сигналом, что пора наконец-то входить в мобилизационный режим. Ибо в России модернизация без мобилизации не возможна. Но самое главное – идея – как движущая сила, поднимающая русский народ и те народы, что создали и веками отстаивали нашу тысячелетнюю государственность, на новый исторический подвиг, на, может быть, последнюю, решающую битву.

Запад чётко дал понять, что санкции с России, которые стали неким определяющим фактором для нынешних элит, пока не будут сняты, а возможность их снятия будет рассмотрена только после возвращения Крыма, то есть никогда. Всё это должно привести к очень серьёзным историческим, фундаментальным выводам для нынешних российских элит, которые заключаются в трёх основных пунктах.

Во-первых, Запад был, есть, и всегда будет оставаться нашим врагом; во-вторых - без внутренней мобилизации, формирования идеи существования Российского государства и восстановления русских, как исторического субъекта, нам не выжить; и третье — это то, что только полная военная победа русского оружия и русского народа является тем необходимым и достаточным условием, которое приводит наших врагов в чувство. Никакие полумеры, полушаги, полудействия, полурешения, полувводы и полувыводы не в состоянии закрепить нашу субъектность и заставить врага считаться с нами.

Это те три основных вывода, которые неизбежно будут сделаны из череды событий, происходящих с Россией в течение последних лет. Они и являются главным следствием, самым позитивным результатом всех испытаний последних лет, а не те тактические, кратковременные и сиюминутные оценки, которые даются сегодня многочисленными комментаторами в адрес происходящих событий. Мы всерьёз вошли в историю, мы стоим на пороге финальной битвы, и только из этих категорий следует исходить при оценке происходящих на наших глазах событий.

Исходя их изложенного выше комплекса параметров, и стоит оценивать визит Джона Керри в Москву. И, судя по всему, как и принято у американцев, США вновь предложат некую сделку. Одна из главных версий - США решатся на размен: вы сдаёте Башара Асада, а мы вам отдаём, скажем, если не Донбасс, то, хотя бы, признаём Крым. Не даром же так активизировались как американские, так и европейские ястребы накануне этого визита.

Конечно, можно в очередной раз согласиться на сделку, вновь попытаться договориться с Керри. Однако при этом не следует забывать, что мы уже обменивали Украину на Муаммара Каддафи и сдачу Ливии, мы обменивали её же на кредиты в девяностых, а Черноморский Флот и Крым - на финансовую помощь, на выход Германии из войны с Советской Россией в начале ХХ века. В принципе нам вполне реально могут предложить обменять Украину на что-нибудь ещё, чтобы потом вновь её забрать и обменять ещё раз.

Вместе с тем, Украина и так есть неотъемлемая часть большой России. Она населена русскими людьми и всегда была, есть, и будет неотъемлемой частью Русской Цивилизации. Само возникновение Украины, как исторического явления, есть продолжение русской воли к тому, чтобы создать на своих западных окраинах какое-нибудь государство, дальше поддерживать его, отстраивать, приращивать территориями, создавать там промышленность и экономику, чтобы потом даровать ему суверенитет, а затем бороться с русофобией, посеянной там Западом, чтобы вновь вернуть всё себе.

Вся история русских завоеваний и русских походов на Запад демонстрирует всему человечеству то, что и Украина, и всё лежащее за Украиной пространство может по праву принадлежать русским. Мы дважды были в Берлине, были в Париже, обильно полив русской кровью всю Европу, спасая её народы то от одного, то от другого порождённого европейской цивилизацией тирана. И нынешнее существование Европы вне формата русской цивилизации есть лишь следствие проявления нашей воли, великой и всепрощающей широты русской души. Только великая русская армия могла позволить себе покинуть завоёванный Париж, раздав долги и извинившись за предоставленные неудобства. Только Великая Россия могла позволить себе восстановить завоёванную Германию, чтобы потом даровать ей независимость и единство.

Поэтому можно, конечно, торговаться с Керри, можно сыграть с ним в напёрстки, или в карты, можно поверить на слово, как мы любим это делать, но при этом нужно понимать, что мы имеем дело с дьяволом, который всегда обманывает и использует любую нашу слабость как своё преимущество - в свою пользу. А сыграть, как водится, нам предложат на то, что и так принадлежит нам. Но в тот момент, когда мы этого всерьёз, действительно пожелаем, мы всё вернём назад. Без всякой игры, опираясь на русскую волю и ум, на великий русский народ, который ждёт новой исторической мобилизации для грядущих великих свершений. Во имя Великой России!