?

Log in

No account? Create an account

Fri, Jun. 3rd, 2016, 12:43 pm
Евразийство – как идеологический концепт, альтернативный либерализму

Валерий Коровин. Выступление в рамках дискуссионного молодёжного клуба в воронежском доме молодёжи, 27 апреля 2012 года

Задача евразийства - в сбережении русской культуры и русского народа, недопущении его подчинённого положения по отношению к другим народам и государствам. В то же самое время русские, согласно евразийской идеологии, должны создать условия для сохранения этносов и народов, проживающих в Евразии и шире – содействовать формированию многополярного мира.

О политической партии «Евразия»

Политическая партия «Евразия» была преобразована из общественно-политического движения «Евразия», которое было создано в 2001 году философом и геополитиком Александром Дугиным. В 2002 движение было преобразовано в партию «Евразия». Но в 2003 году партийное законодательство резко изменилось в сторону ужесточения, и занятие политикой в партийном формате потеряло всякий смысл, поэтому партия «Евразия» была преобразована в Международное «Евразийское движение», в качестве молодёжного крыла которого в 2005 году был создан Евразийский союз молодежи. Такова эволюция, или скорее, трансформация евразийских политических проектов в новейшей истории России – евразийская идея перетекала из одного политического состояния в другое, и сейчас, т.к. открылась такая возможность, возобновляется политическая партия «Евразия».

Не скрою, особых надежд на то, что эта партийная вакханалия продлится долго, мы не возлагаем. Но коль уж открывается этот партийный формат, то, соответственно, мы будем его использовать, потому что мы используем все ниши для своей деятельности, для продвижения евразийской идеи. Если после своего очередного возвращения к власти Владимир  Путин объявит, что всё опять закрывается, никаких партий не будет - мы не расстроимся, потому что мы уже видали и не такое: у нас в стране возможности открываются так же неожиданно, как и закрываются, чтобы потом опять открыться. Это, конечно, провоцирует некий правовой нигилизм в нашем обществе, но в России это происходит последние двести лет, поэтому никто особо не удивляется и не расстраивается, и принимает это как данность, как изменение времен года, погоды или наступления ночи - ураган пришёл, партии разрешили, выглянуло солнце - партии запретили.



Цивилизационное многообразие против западного стандарта

Теперь я более развернуто расскажу, что собой представляет евразийская идеология на современном этапе, стараясь не углубляться особенно в детали.  Скажу для начала, что евразийская идеология строится на основе геополитических принципов и исповедует неснимаемость противостояния двух типов цивилизаций – цивилизации суши и цивилизации моря. Евразийство представляет собой квинтэссенцию цивилизации суши. И сегодня, в ситуации однополярной глобализации, вопрос цивилизаций является далеко не праздным. Потому как мы уже ясно себе представляем, что однополярная глобализация унифицирует все культурные, языковые и конфессиональные отличия всего множества народов под единый западный стандарт, причем принудительным силовым образом, навязывая свою, западную модель развития невзирая на то, хотят остальные народы мира нивелироваться под этот западный стандарт или нет.

Собственно, западная модель, которая сегодня является доминирующей, представляет собой некую выжимку исторического развития исключительно западноевропейской цивилизации, т.е. это Западная Европа и некий экспорт на Североамериканский континент - эта модель мирового устройства есть выжимка цивилизационного опыта одного небольшого фрагмента человечества. Но сегодня она подается так высокомерно и безапелляционно, как идеальная модель, походящая для всех. И дальше, силовым образом навязывается всем остальным государствам, странам и народам мира. А если кто-то сопротивляется навязыванию этой модели, то туда прилетают натовские бомбардировщики и тогда уже более доходчиво и конкретно объясняют, что западная модель демократии и прав человека, либерализма и рыночной экономики - есть единственно возможная альтернатива. В основном, после гуманитарных бомбардировок никто больше этому не сопротивляется.


Понятно, что для всех остальных народов мира, которые составляют большинство населения, это никоим образом не подходит. Взять, например, Индию со своим особым цивилизационным путем, или Китай – вместе это уже три миллиарда – почти половина населения планеты – им опыт западной цивилизации не кажется таким уж идеальным и тем более, единственно возможным. А если добавить сюда все остальные несогласные народы – народы Африки, Латинской Америки, то мы получим такую картину, что большинство человечества изнасиловано меньшинством. То есть этим самым цивилизационным Западом, который агрессивно заставляет, просто принудительно, всех остальных принимать современную модель западной демократии, которая сложилась исключительно в этом мировом сегменте, модель современного общества, либерального общества, «прав человека» и рынка в самых извращённых формах.

Так вот, однополярная глобализация несёт в себе как раз угрозу унификации и стирания многообразия отличительных черт всего множества народов мира, не принадлежащих к западной цивилизации. В противостоянии этому пагубному процессу смысл евразийской методологии, ибо евразийский идеологический подход как раз настаивает на том, что всё множество цивилизационных отличий есть главная черта человечества, наша ценность. И что идентичность, её особенности - есть то, что мы должны сохранить, и, познавая друг друга, как утверждается во многих традициях, сохранять свою самобытность, свою идентичность, свою культуру, языковые и конфессиональные отличия.

Но это еще не всё.



Многополярный мир как евразийская альтернатива

Помимо того, что мы должны сохранить всё культурно-этническое разнообразие человечества, мы должны ещё установить несколько геополитических полюсов. Сегодня в мире существует один силовой полюс, атлантистский по своей сути. Но евразийство настаивает на многополярном устройстве, т.е. на том, что таких полюсов должно быть несколько, не один, а несколько центров силы. И в соответствии с этим мир должен быть более плюралистичным. Тогда Америка становится одним из полюсов, одним из центров силы – американской, но не глобальной.

Но помимо этого, американского полюса, теория многополярного мира рассматривает ещё полюс Евро-Африки, Евразийский цивилизационный полюс, Арабский мир, отдельно Индия и Азиатско-Тихоокеанский регион. Как минимум шесть цивилизационных полюсов, несколько центров силы создают более сбалансированную картину принятия глобальных решений на мировом уровне.

Соответственно, наш, континентальный, евразийский полюс в такой картине мира становится одним из цивилизационных центров. Евразийская идеология утверждает, что этот центр на равных с другими должен сбалансировать однополярную глобализацию, как один из центров силы и принятия решений.

Только такая картина мира является справедливой. На такой глобальной модели переустройства современного мира настаивает евразийство. В этом случае Россия становится не национальным государством, а континентальной Империей, и в пределе - границы этой империи должны, по убежденности евразийцев, совпадать с границами евразийского континента. Известная формула Жана Тириара - «Европа от Владивостока до Дублина» - обозначает, собственно, контуры Евразийской империи.



Государство-империя против государства-нации

Почему мы говорим «империя»? Мы используем здесь этот термин как технический, в определениях Карла Шмитта. То есть империя подразумевает под собой, технически, ни что иное, как стратегическое единство многообразия. То есть всё множество народов, этносов, населяющих Евразийский континент, объединяется в рамках единой стратегической модели. Вопросы безопасности здесь выносятся на общий, наднациональный уровень стратегии совместных действий. Всё остальное - социальное устройство, жизнь, быт народов, населяющих Евразийский континент, остаются на уровне этих народов: как они хотят, так они и живут.

Таким образом, цивилизационный полюс гораздо шире, чем границы какого-либо, даже самого большого государства, даже такого большого, как Россия. Его стратегические функции переходят на более высокий, наднациональный уровень. В многополярном мире полюсов становится больше, чем один, как это есть сейчас, но меньше, чем количество национальных государств, которых сейчас около двух сотен. Вот это стратегическое видение евразийской картины мира.

При этом Россия рассматривается евразийцами как русское государство, в цивилизационном смысле, укладывающееся в понятие Русский Мир, как государство, в которое русский народ инвестировал себя, вложил себя полностью. И русские существуют до тех пор, пока существует русское государство, большое, континентальное, самое большое государство на сегодня. Но и, тем не менее, это государство есть итог многовековой деятельности большого русского народа. И в нём наша ценность. Любые призывы к уменьшению размеров русского государства являются диверсией против русского народа, потому как без большого государства, без большой России русского народа просто не будет. Он перестанет существовать как цивилизационный субъект. Поэтому для нас наше государство – Россия – даже в нынешнем, усеченном формате – это главная ценность. И мы сохранимся до тех пор, пока Россия будет существовать. Это тоже евразийский постулат.

Евразийство – ни Восток, ни Запад

Сразу, забегая вперед, хочу оговориться, что евразийство – это не есть какая-то «азиатчина», как многие, в основном, «националистические» политологи пытаются его представить, что евразийцы – это якобы, сторонники некой азиатчины, подобострастного отношения к китайцам, или к каким-то ещё «нерусским», как они выражаются. Это полный абсурд и чепуха. Евразийство не является, я это говорю сразу, и это подтверждено десятками трудов, начиная от первых евразийцев и заканчивая современными неоевразийцами, никакой такой паназиатской идеологической моделью. Кто сводит евразийство только к этому, тот либо провокатор, либо слабоумный, который не разбирается в идеологических течениях и вообще мало образован.

Евразийцы настаивают на том, что Россия – это особая цивилизация, не западная, поэтому она не перенимает западные модели в чистом виде, некритично, но и не азиатская, не восточная, и поэтому она не перенимает в чистом виде азиатские социальные модели или мировоззрение. Россия синтезирует в себе лучшее, взятое и от восточных цивилизаций и империй, но так же лучшее от западных цивилизаций, империй и государств.

Естественно, что евразийцы, как традиционалисты, не берут с Запада духовное вырождение, разложение, однополые браки, смену полов, киборгизацию и весь спектр постмодернистской ереси. И, соответственно, с Востока мы не берем некую азиатскую жестокую, подавляющую любые свободы и любые творческие проявления, авторитарную, диктаторскую модель порабощения всего живого, не берём грубость, грязь и дикость. Хотя надо понимать, что ни от издержек Востока, ни от издержек Запада Россия не застрахована, и того и другого так же в избытке хватает, что не есть хорошо.

Из положительных черт, тем не менее, следует отметить то, что русская государственность является наследницей государственности, установленной ещё со времён Ясы Чингисхана; модели властной вертикали, авторитарного жёсткого управления, централизации, взятые из монгольской империи, позволяли России выстоять в самые тяжёлые исторические периоды. Вместе с тем лучшие элементы европейской культуры, европейская рациональность, расчётливость, прагматизм, также интегрированы в российскую цивилизационную евразийскую модель.



Евразийство – как квинтессенция русской истории

Суммируя – евразийство – это идеология, которая базируется на геополитическом доминировании суши, на противостоянии цивилизации моря, - если брать геополитику. Это объединение в особую цивилизацию лучших черт западной и восточной культур, это большое континентальное русское государство, в центре которого лежит русский народ. Это народ, который объединил в большом континентальном государстве множество евразийских народов для исполнения общей цивилизационной миссии, утверждения Евразии как одного из цивилизационных полюсов в многополярном мире – мире, противостоящем однополярной глобализации. Вот что такое евразийство.

Соответственно, дальше эти модели транспонируются на уровни политики и регионального устройства, имеют своё развитие и нюансированную полноценную проработку, так как евразийство - это мировоззрение, которое распространяется на все уровни.



Вопрос: Почему вы говорите о противостоянии суши и моря? На чём это основано?

Валерий Коровин: Это описано подробно в учебнике по геополитике для 1 класса. Первоклассник, когда приходит в школу, открывает учебник по геополитике, и там подробно излагается подоплёка противостояния двух типов цивилизации, на котором основана классическая геополитика –противостояние двух типов цивилизаций, цивилизации суши и цивилизации моря…



Реплика: У нас не было геополитики в первом классе…

Валерий Коровин: К сожалению, у нас не было, а сейчас уже ввели и сейчас первоклассники это изучают, но если в двух словах, то цивилизация суши исповедует более статичный, консервативный подход ко всему, и народы цивилизации суши в связи с этим более статичны и консервативны, основательны. У них более мудрый, созерцательный подход к окружающей действительности. У них более авторитарные, консервативные системы власти, управления, социального устройства, а духовная составляющая является доминирующей, базовой.

Цивилизация моря основана на большей текучести, на большей ликвидности, динамике. Архетипом, лежащим в основе цивилизации моря, является моряк, или пират, который живёт на своём корабле, кочуя от одной пристани к другой, не имеющий своего дома на суше. Находясь большую часть времени в море, торгуя, перепродавая, скупая, он, соответственно, более динамичен, восприимчив к переменам. Он не консервативен, он изменчив. И если у цивилизации суши главной ценностью является семья, дом, очаг, то для морского искателя приключений нет таких ценностей.

Корабль - это сугубо мужской коллектив, который большую часть времени находится в оторванном от суши пространстве, без женщин, там только одни мужчины, торгующие, перепродающие и динамично передвигающиеся по свету. Это архетипы, естественно. Они описаны у Карла Шмитта в работе «Земля и море», где обоснованы архетипические предпосылки возникновения этих двух цивилизационных типов – цивилизация суши, которая более статична, сакральна и консервативна, и цивилизация моря, которая более ликвидна, подвижна, динамична и склонна к торговле.

Сейчас те модели, которые навязываются всему миру единственным на данный момент гегемоном – США – это навязывание модели цивилизации моря всем остальным. Невзирая на то, что мы представляем собой цивилизацию суши, нам навязывается силовым образом, ломая наши внутренние устои, эти ликвидные, западные социальные парадигмы. Это их выбор, он имеет право на существование, но только там, в этом западном гетто, а у нас здесь свои подходы.





ПОСТ-РЕЛИЗ КРУГЛОГО СТОЛА С УЧАСТИЕМ ВАЛЕРИЯ КОРОВИНА

Визит Александра Дугина и Валерия Коровина в Воронеж

В Воронеже обсудили роль этносоциологии в решении межэтнических конфликтов



ПОСТ-РЕЛИЗ КРУГЛОГО СТОЛА С УЧАСТИЕМ ВАЛЕРИЯ КОРОВИНА