?

Log in

No account? Create an account

Mon, Dec. 6th, 2010, 02:50 am
Реверсивность политического устройства: Россия и архаизация

30 ноября на Социологическом факультете МГУ состоялся семинар на тему «Четвертая политическая теория и модернизация российского общества». Размещаю здесь тезисы своего доклада "Реверсивность политического устройства: Россия и архаизация"

1. Первый слой – этнос. Его власть – общинная модель. Второй – народ – монарх, соборная демократия. Третий – нация, президент, парламент, правительство с переходом в гражданское общество. Далее – эксцентрум – глобальное общество, единое (мировое правительство).

2. «В обществе Модерна время ирреверсивно, прогрессивно и однонаправленно» (Дугин). Этническое социальное устройство должно сменить народное, государственное, гражданское и глобальное. Борис Ельцин был последним президентом гражданского общества, либеральным, западником. Следующим шагом должно было стать вхождение России в глобальное общество (Ходорковский – транснационализация капитала, мировое правительство).

3. Сбой. Приход Путина. Путин остановил транснационализацию России и закрепил гражданский статус власти. Он остановил однонаправленное развитие институтов власти в России. Это вызов ирреверсивности. Что это, временная остановка или обращение истории российской власти вспять?

4. Медведев заговорил о модернизации. Логично предположить модернизацию власти. Тогда Медведев – последний суверенный президент РФ. Но… Путин заговорил о консерватизме, и это отрывает возможность реверсивности истории развития власти. Означает ли это возврат к прежним формам?

5. Возврат у некоторых вызывает ужас. Многие привыкли к тому, что сейчас. Но… многие не привыкли. В России сосуществуют все слои – от этноса до глобализированных бесполых комьюнити. Принятие форм власти приемлемых для одних, означает насилие над другими. Для кого-то в России сталинизм - жуткая архаика, для кого-то – непозволительный модернизм.

6. 4ПТ должна быть плюральна, иначе она будет похожа на предыдущие три. Насилие допустимо, но только для тех, кто считает насилие допустимым. Модернизация – это конец суверенной России, а значит, насилие по отношению к тем, для кого Россия – это ценность. Такой подход не вписывается в формат устоявшихся представлений о гуманности. К тому же он не рационален.

7. Выход – в реверсивности политического устройства. Это снимает опасность прекращения существования суверенной России. Но не в однонаправленной реверсивности, ибо линейное последовательное возвращение к предыдущим формам – это подход модерна. Хотя и это возможно на каком-то из этапов.

8. Речь о сосуществовании социальных моделей, коль уж у нас сохранились все слои социального устройства. Плюральность социального устройства открывает плюральность сосуществования форм власти. Архаизация возможна, ибо она уже легитимизирована остановкой Путина. И если Медведев видит себя представителем клуба любителей эксцентрума (туда же можно отправить и Ходорковского, ибо его посадка – это насилие за взгляды), то Путину явно больше нравиться роль авторитарного правителя, лидера политической нации, русской нации, элементы которой так же присутствуют в современном российском обществе. Русскому народу достаётся народная, прямая демократия. А этносам – сакральное, традиционное этническое устройство. Его модель, прекрасно вписывающуюся в современный российский контекст, в деталях описал чеченский традиционалист Х.-А. Нухаев.

9. Таким образом – архаизация власти – это выход. Все слои общества получают свои формы власти, при этом Россия сохраняется как субъект, но она представлена и на уровне эксцентрума, т.е. не закрыта. Архаичные формы сосуществуют с ультрасовременными в формате единого стратегического пространства Великой Империи конца.