?

Log in

No account? Create an account

Fri, Oct. 15th, 2010, 03:03 am
Две Чечни: комментарий к плану Хож-Ахмеда Нухаева

Выступление на научной конференции по Кавказу, проходившей в подмосковном гольф-клубе в 2003 году зимой. Проводилась под эгидой движения "Нохчи-Латта-Ислам" Хож-Ахмеда Нухаева, поэтому его инициативы обсуждались приоритетно. Одна из наиболее содержательных научных конференций по Кавказу, в которых я принимал участие. На конференции присутствовали такие учёные, как АрутюновГенисаретский, и множество представителей российских спецслужб:

Уважаемые коллеги! Я представляю Центр геополитических экспертиз Александра Дугина, и в силу своих профессиональных обязанностей подробно изучал тот план российско-чеченского, урегулирования, который сегодня здесь обсуждается, это план Хож-Ахмеда Нухаева. Из выступлений, которые здесь звучат, мне показалось, что возникает некое недопонимание при обсуждении понятия «две Чечни». В этой связи я просто хотел бы пояснить, с теоретической точки зрения, откуда вообще возникла эта концепция и на чём она основана.

Как здесь уже говорил Александр Гельевич Дугин, Нухаев оперирует в своём плане с категориями премодерна, т.е. общества традиционалистского, которое предстояло перед светским модернистическим обществом, и одновременно с этим он утверждает, что чеченцы являются субъектом, с которым можно договариваться. Т.е. субъектом в данном случае является не государство, а чеченский этнос и чеченский народ. На это ему модернистическое государство отвечает, что, нет, чеченцы, вы не субъект, потому что в модерне этнос не может быть субъектом. Если вы отрицаете римское право, модернистический государственный порядок, в котором субъектом является каждый отдельный человек, мы не можем с вами разговаривать, потому что у нас нет общего языка и вы вообще не субъект.

На это Нухаев отвечает, что мы докажем, что мы субъект. Вы нам дайте возможность создать то общество и установить тот порядок, в котором мы вернёмся к своей традиции коллективного, общинного субъекта и во всей полноте восстановим изначальный образ жизни чеченского народа, мы восстановим тот порядок, который существовал у нас веками, и докажем, что традиционный порядок - это не хаос и не анархия, как вы, модернистическое государство, утверждаете, а совершенно гармоничный чёткий порядок, который позволяет сохранять общество стабильным, правильным, религиозным, духовным и нравственным. Тогда ему говорят – «Хорошо, вы хотите сформировать такой отдельный субъект традиционалистский, а как же быть с другими чеченцами, которые уже ассимилировались и давным-давно приняли нормы модернистического светского государства, давно живут по законам этого государства, которые их устраивают, и они не хотят жить по вашим варварским традиционалистским законам, хотят жить по нашим, модернистическим, прогрессивным законам?».

И вот тогда Нухаев идёт на этот шаг, предлагает разделить Чечню. Не из желания разрушения, а из стремления к тому что бы показать, что те, кто привык жить и уже ассимилировался к современным условиям, на них не оказывается никакого давления, их никто насильно в горы не загоняет, их насильно никто не заставляет возвращаться к изначальным, традиционным условиям существования, к первобытно-общинным, соблюдая все кровнородственные нормативы и религиозные нормы. Он говорит – хорошо, если есть сейчас такая часть чеченцев, которые не хотят сейчас, или не готовы пока вернуться к этим нормам, тогда мы можем предусмотреть такой вариант – пускай они тогда живут в неком отдельном анклаве, а мы живём в своём, отдельном, анклаве для того, что бы мы могли наглядно построить то общество, о котором я говорю – то есть первозданную модели в чистоте, в той форме, в которой она существовала столетиями у чеченцев. И мы его создадим – дайте нам кусочек, пятачок земли на котором мы это восстановим и докажем своим существованием, что этот уклад жизнеспособен, что он может существовать, что он гармоничный, нравственный и позволяет представлять чеченцев именно как субъект, как народ, как этнос, а потом уже в дальнейшем те люди, те чеченцы, которые не были готовы к этому с самого начала, они, глядя на это первозданное общество, которое будет построено в горах, на традиционное общество народа «Нохчи», у них, возможно, и большая вероятность того, что так и будет, - взыграет память крови, которая толкнёт их к тому, что, действительно, это общество гармонично, первозданно, оно им ближе, и существование такого традиционного субъекта, такого традиционалистского анклава докажет на примере свою жизнеспособность. Вот откуда идёт эта идея о разделении Чечни на две и о создании некого традиционалистского анклава в горах, а нисколько не из желания разрушить Чечню и разделить народ. 

Но: евразийство, опять-таки как упоминал уже Александр Гельевич Дугин, оперирует с понятием не премодерна, о чём говорит Хож-Ахмед Нухаев, а постмодерна. И для евразийства всё равно любое разделение народа, тем более этноса чеченского, является болезненным. Так вот, евразийство предлагает ту основу и ту систему, которая позволит избежать даже этого болезненного разделения, а именно, вхождение обеих форм этнической жизнедеятельности в общей контекст постмодернистской евразийской империи, которая преодоляет в принципе этот дуализм созданием единого стратегического пространства, где обе эти формы смогут сосуществовать бесконфликтно, и вот именно в формате этой империи такое разделение нивелируется, и вообще необходимость в нём исчезнет, поэтому евразийство, как более совершенная и более законченная форма утопии даёт возможность преодолеть и это разделение. Спасибо!