?

Log in

No account? Create an account

Fri, Sep. 10th, 2010, 02:19 am
Нападение на Ингушетию и возможные последующие угрозы

Найденные случайно исходные тезисы по нападению на Ингушетию от 1 июля 2004 года.

1. Нападавшие продемонстрировали свою дееспособность, мобильность и эффективность с точки зрения информационного воздействия, что в условиях информационного общества – главная цель любых террористических действий. Захват зданий и военных объектов с этой точки зрения не так важен, т.к. не имеет тактического смысла (Что с ними потом делать? Удерживать до полного уничтожения подтянувшимися федеральными силами?). Главные цели – информационное освещение и дестабилизация ситуации на Северном Кавказе – отработаны полностью.

2. Нападавшие продемонстрировали свою экстерриториальность: сопротивление федеральному центру не ограничено рамками Чечни. Мобильность (возможность быстро собраться и так же быстро растворится среди мирного населения) подобных акций позволяет действовать в любых удобных точках – Дагестан, Ингушетия, Будённовск, Москва…

3. Нападение на Ингушетию подтверждает, что проблема российско-чеченского конфликта не локализована на территории Чечни, что в свою очередь грозит расползанием зоны дестабилизации по всему Северному Кавказу. Нападавшие продемонстрировали свою многонациональность, что даёт повод говорить о практически неограниченном человеческом резерве сил сопротивления, по крайней мере, не ограниченным одними лишь этническими чеченцами.

4. Дальнейшее расследование событий и карательные операции против предполагаемых участников ингушского рейда невольно затронут и непричастных к нему, что грозит втягиванием в противостояние федеральному центру ещё и ингушей, ранее лояльных или по крайней мере нейтральных, а это в свою очередь грозит расширением базу сопротивления от чеченцев до вайнахов, переход от территориального конфликта к межнациональному. Профилактики такого типа конфликтов не существует, за исключением полного геноцида народов в них участвующих.  

5. Ингушский рейд подтвердил готовность боевиков продолжать сопротивление вне зависимости от его длительности (усталости сторон), и вне зависимости от объёма и качества сил и средств, задействованных со стороны федерального центра.

Всё вышеперечисленное доказывает неэффективность использования методов одного лишь прямого силового воздействия при решении проблем России на Северном Кавказе. Очевидно что данная проблема так же не решается обычными/ простыми/ стандартными/ общепринятыми на других российских территориях средствами.

Непростая ситуация на Северном Кавказе, всё более усугубляющаяся с каждым днём (с учётом того, что Кавказ является зоной стратегических интересов не только России, но и многих других государств региона, а так же США, активно участвующих в битве за Кавказ) требует более сложных с содержательной точки зрения решений, учитывающих весь комплекс обстоятельств, религиозных, этнических, культурных, традиционных, а не только силовых факторов. Весь комплекс возможных подходов и их сбалансированность содержится в т.н. евразийском варианте решения проблемы, предусматривающем сочетание национальных интересов России с одной стороны и народов Северного Кавказа, участвующих в конфликте – с другой. Очередная ставка на сочетания силового воздействия и политтехнологий, без учёта содержательной стороны, лишь отложит решение проблемы ещё на неопределённый срок.