Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

interfax

Оппозиция Молдавии борется с Додоном за счёт населения

В Молдове налицо искусственный политический кризис, который спровоцирован оппозицией для того, чтобы дестабилизировать ситуацию и начать кампанию за отставку президента Додона. То есть, оппозиция пытается блокировать работу парламента и внесение поправок правительства, которые необходимы для получения очередного транша для поддержания экономики, тем самым создаёт критическую ситуацию в экономике, необходимую для политической кампании против президента.

Это искусственный экономический кризис, направленный на дестабилизацию ситуации и понижение позиций президента, против которого на этом фоне оппозиция и собирается выступать. По сути, это решение своих политических задач за счёт экономики Молдовы и за счёт собственного населения. Решение, создающее сложные политические  условия для граждан Молдавии.



Это совершенно недобросовестный жест со стороны оппозиции, потому, что ситуация будет развиваться в сторону усугубления экономической ситуации и политического кризиса до тех пор, пока она не будет разрешена. А это возможно только путём роспуска нынешнего парламента, который недееспособен и заблокирован оппозицией, а затем - новых выборов, что вполне возможно, если правительство уйдёт в отставку.

Если оппозиция не пойдёт на конструктивный диалог и не разблокирует работу правительства, что необходимо для получения очередного транша из Европы, то, соответственно, единственным решением будет отставка правительства, роспуск парламента и новые выборы.
interfax

Пенсионная реформа чужеродна в своих онтологических основах: царь или чиновники - кто кого?

Что ни день, СМИ публикуют все новые и новые истории об унижениях, которым подвергаются российские старики на фоне проводимой пенсионной реформы. Складывается впечатление, что людей пенсионного и предпенсионного возраста собираются извести в России как класс. Особенно это чувствуется в регионах. В декабре энергетическая компания Кузбасса повысила стоимость проезда в общественном транспорте на 25% для обычных граждан и на 150% для пенсионеров. Инициатором выступил предложенный региону Путиным губернатор Сергей Цивилев.
В Челябинске, например, в свое время уменьшилось число автобусов, в которых пенсионеры могли ездить бесплатно. Их заменили маршрутками без всяких льгот. Теперь старики ждут чуть не по часу бесплатный автобус, в надежде сэкономить несколько рублей. Подобные унижения происходят и в других сферах. Например, в здравоохранении. Так, по мнению замминистра здравоохранения Пермского края, пенсионеры намерено ложатся в больницы, чтобы «бесплатно поесть и отдохнуть от домашних забот». А бюджет вынужден за это платить. Одиозное заявление наделало немало шуму. Местный минздрав вынужден былизвиниться. Но разве чиновники в других регионах считают иначе? Ответственность за последствия пенсионной реформы в конечном итоге ляжет на Владимира Путина. Если он не предпримет радикальных мер.

В своих базовых архетипах наше государство является патерналистским. То есть рассматривается народом как отец, как покровитель, который не даст в обиду. Хотя временами он бывает и жесток, требователен, но, тем не менее, всегда по справедливости решает проблемы своего «сына» - народа - "яко ущедрит отец сыны, ущедрит Господь боящихся его". Этот архетип сформировал нашу государственность за тысячелетие. Он пронизывает ткань нашего бытия, взаимодействия двух логосов русской истории, русской цивилизации — народа и государства.
И когда государство ведёт себя как «патер», патерналистским образом опекает собственный народ, тогда, в этот момент, отношения между государством и народом максимально гармоничны, уравновешены и умиротворены. А всякий вызов такой модели взаимодействия нарушает эту гармонию.
Вызовом же является вирус либерализма в любой концентрации. Когда либерализм, являющийся порождением иной, совершенно чужеродной для нас западной цивилизации, которая во всем нам противоположна, помещается в нашу среду, заражая умы государевых мужей или подменяя собой патерналистскую идеологию, происходит тяжёлая разбалансировка между государством и народом.
И в этом смысле либерализм нам противопоказан. Во-первых, он разлагает государственное сословие — людей жёстких, вертикальных, энергичных, последовательных, устремлённых, какими и должны быть государственные мужи. Перепрошивая их сознание, он направляет всю их жёсткость не на созидание и укрепление отечества, а против собственного народа.
Возникает когнитивный диссонанс между тем, как воспринимает народ своё государство, понимая, каким оно должно быть и тем, какие вещи государство, заражённое и испорченное либеральными догмами и ценностями, воспроизводит в ответ. Поэтому вся фундаментальная проблема нынешней пенсионной реформы — в присутствии либеральной догматики.
Ведь либерализм во всем противоречит патернализму. Он представляет собой не покровительство, а отчужденный социальный дарвинизм, который рассматривает слабое как ничтожное, которое должно умереть или быть отброшенным, освободив дорогу сильному и напористому. Именно такой взгляд нам навязывается, начиная с 1991 года.
Но такое никогда не будет принято нашим народом. Он готов на жертвы, на самопожертвование, на сверхчеловеческий героический подвиг, на любое свершение, которое не снится никакому либералу даже близко, но он требует в отношении себя отеческого патерналистского внимания. Мол, я готов пожертвовать собой, но ты относись ко мне как к человеку, а не как к животному. Вот на чём до сих пор строился общественный договор.
Поэтому пенсионная реформа чужеродна в своих онтологических основах. Она просто не подходит для нашего общества. Сознание народа воспринимает её как обиду, как вызов. Нашим людям по большому счёту плевать на конкретные размеры пенсий, но они хотят, чтобы государство вело себя как отец, а не как севший задницей на трон кризис-менеджер, которому в России ничего не надо. Он подобьёт бабки и свалит в свои офшоры.
Чиновники, заразившиеся этой либеральной мутью, транслируют её даже не понимая, что они делают. За минувший год отчуждение общества и власти достигло размеров бездны. Её уже ничем невозможно будет преодолеть, кроме каких-то совсем жёстких радикальных контрмер. Так могла действовать с народом только чужая, холодная, не русская элита.
Постоянное пробалтывание различных фраз, в которых чиновничья когорта проговаривается о своём подлинном отношении к людям, делает ситуацию фатальной, двигающейся к необратимости. Чем больше отчуждение, тем ближе конец любой элиты. Целиком. Уже без сортировки на доброго царя и плохих чиновников. В конечном итоге, вся лавочка будет снесена полностью.
То есть отвечать, в конечном счёте, придётся и президенту. До какого-то момента «царь» выносится за скобки. Потому что он в сознании народа, во-первых, должен быть — без него никак, во-вторых, он должен быть добрым и в-третьих, он должен всё поправить. Пока остаётся надежда, что «царь» всё-таки добрый и всё поправит, а нерадивых бояр-чиновников, которые его окружают, накажет. Но как только народ поймёт, что этого не будет, что-то исправить уже будет поздно. Но зачем доводить ситуацию до такой крайности?
«Царь» пока ещё есть. Он пока ещё добрый. Он почему-то не осуществляет жёстких мер в отношении своего окружения. Ну, и зря! Он, конечно, может встать на известную позицию — своих не сдаю, но это же не логика «царя», а какая-то пацанская логика. Как царь он должен в конечном итоге стукнуть кулаком по столу, чтоб полетели клочки по закоулочкам. Вот это будет правильный «народный царь», который тут же вернёт себе и легитимность, и уважение, и прощение народа за то, что ему насоветовали.
interfax

Ракетный комплекс "Авангард" не способен защитить Россию от смысловых атак изнутри

Американские специалисты сомневаются в том, что ПРО США в состоянии перехватить атакующие элементы российского гиперзвукового ракетного комплекса «Авангард» с управляемой планирующей боевой частью.

Развитие российских вооружений является положительным фактором, однако настоящая угроза для России исходит не извне — такие угрозы РФ вполне способна отразить, в том числе с помощью «Авангардов» и других новейших видов вооружений, — а изнутри, и заключается в том, что иностранные государства обладают широким спектром методов воздействия на общественное мнение в РФ.
Наличие высокотехнологичных систем обычных вооружений – необходимое, но недостаточное условие обеспечения безопасности и суверенитета государства. Обладая неслыханным ядерным арсеналом, Советский Союз был ликвидирован изнутри, без единого выстрела извне, а Советский блок не спасла самая большая армия мира. Тогда советскому руководству ничего не было известно ни о когнитивном оружии, ни о технологии «сетевых войн» используемых, - в отличие от сложившихся стереотипов далеко за пределами сети Интернет – в оф-лайн сетях.

Недооценивалось в остывающей советской идеологической системе и значение Идеи как таковой, развития мысли, помещённой в узкие догматические рамки советского марксизма.



Не смотря на наличие обновлённых систем вооружений, нынешняя российская государственность, к сожалению, не учитывает тех же самых ошибок, которые привели к внутреннему разложение и распаду советского блока и СССР – как его ядра. То же пренебрежение к Идее. Та же интеллектуальная и смысловая стагнация, такое же игнорирование когнитивных технологий воздействия на общество и отсутствие симметричных средств сетевого воздействия на общество противника, для установления не ядерного, не ракетного, но сетевого паритета – возможности нанесения внутреннего, смыслового удара по территории противника с помощью т.н. идеологем, расшатывающих и взрывающих общество изнутри.

Такая недоработка в области сетевых технологий и работе со смыслами на фоне внутренней безыдейности и социальной апатии, вызванной отсутствием развитой политической системы и идеологическим вакуумом, может свести на «нет» все усилия по развитию высоких технологий в области обычных вооружений. В очередной раз мы даже не успеем нажать на кнопку, как наше государство вновь распадётся под воздействием внутреннего давления, социального недовольства и канализации негативных энергий в сторону разрушения. Когда общество говорит на языке противника, питаясь его смыслами, противнику необязательно наносить ракетные удары, что не подразумевает ответного ракетного возмездия.
При этом военные разработки последних лет являются безусловным успехом и прорывом для России, и демонстрируют безусловное лидерство нашей страны в сфере «обычных» вооружений. Такие системы, как ракетный комплекс «Авангард», позволят на много лет гарантировать безопасность России в военной сфере, поскольку геополитические конкуренты не решатся атаковать страну, располагающую оружием гарантированного возмездия. В силу этого они вынуждены будут сосредоточиться на развитии технологий «сетевых войн», нападая на Россию изнутри.
interfax

Бессмысленность нынешней власти ведёт к социальному взрыву и разрушению государства

Бессмысленность и безыдейность власти разлагает общество и приводит к разрушению государства. Произошедшие инциденты - террористические выпады отдельных молодых людей - есть ни что иное, как конфликт смыслов и бессмыслицы. Произошедшее имеет преимущественно внутренние причины, поскольку внешнее воздействие нас, скорее, консолидирует и мобилизует. Внешнее лишь использует те слабые места, которые уже сложились внутри. Открытая внешняя агрессия является вызовом, который заставляет просыпаться русский народ. "Русская весна" и донбасская трагедия продемонстрировали, как может мобилизоваться русское большинство, консолидироваться ради идеи и ради исторического действия. Но с внутренним разложением тупости и бессмысленности мы не умеем бороться, обречённо глядя на увлечённую самой собой власть.

Наша нынешняя политическая система оказалась заложницей старого стереотипа: чем меньше политики, тем спокойнее. Чем меньше смыслов, тем легче управлять массами. Но социальная энергия никуда не девается, она копится, и в конечном итоге, накопившись, приводит к социальному взрыву, смене формации, в случае России - через распад и дезинтеграцию. Часто это определяется понятием "революция". Такое происходило во всех обществах во все века. "Революция кшатриев" потеснила брахманов и клир. Буржуазная революция потеснила дворянство и служилую знать, чтобы потом пролетарии восстали против буржуа и потеснили их. Но падение продолжается. Грядёт революция чандал, последних людей, быссмысленной биомассы, которая уже набилась в элиты, и готовит революцию расчеловечивания оттуда.

Сейчас мы наблюдаем реакцию общества на бессмысленность государства, на отсутствие идеи. Любое движение мысли фактически блокировано, отсутствуют легальные механизмы политического продвижения. Активная часть общества не может встроиться в структуры государственной власти, соучаствовать в управлении государством, общественными и социальными процессами, экономическими в том числе. Элиты закрыты потому что там не созидают государственность, а воруют, и лишние свидетели, не повязанные, не посвящённые там не нужны, они лишь вносят смуту и сумятицу, нарушая отлаженный процесс.

В результате отключённости общества от государства происходит такое накопление социальной энергии, которое выплескивается не там, где нужно, а там, где возникают слабые места. Когда отсутствует система ротации элит (сегодняшняя элита забаррикадирована и не пускает никого к себе, лишь имитируя, создавая симулякр социальных лифтов), безусловно, рано или поздно она столкнется с накопившейся социальной энергией, которая сформирует контрэлиту, что, в конечном итоге, приведёт к сносу всей Системы.

Но пока эта энергия копится, возникают лишь отдельные, точечные прорывы, которые выражаются в одиночных террористических актах активных людей, ищущих, пытающихся осмыслять приходящие процессы, желающих соучаствовать, во что-то излить свою внутреннюю энергию, но не имеющие для этого никаких легальных выходов. Молодёжь государству не нужна, и это аксиома нынешней политической системы.

Легальная политика в стране отсутствует. Мысль не востребована, на неё нет заказа ни со стороны элит, ни стороны власти, ни со стороны государства. Можно чесать языками о чем угодно, эти идеи нигде не будут ни учтены, ни применены, ни использованы. Можно сколько угодно биться в бетонную стену нынешней политической системы, в лучшем случае удастся лишь пройти вокруг ограждающего стадион бетонного забора, но ты никогда не окажешься на самом матче — ни в качестве игрока, ни даже в качестве зрителя.

Эта безысходность создает атмосферу отчаяния: у кого-то это выливается в апатию, у кого-то в агрессивную неприязнь и желание любым способом проявить себя. Сегодня это единицы, но появляются и целые группы, различные экстремистские и террористические комьюнити. Всё это свидетельствует о том, что эта социальная энергия нереализованности рано или поздно пробьется — сначала в единичных акциях, потом в коллективных, потом в массовых.

Есть, конечно, довольно простой рецепт от подобных трагедий: нужно просто легализовать мысль, вывести из маргинального состояния вообще сферу идей, растабуировать политику, и в состоянии открытой конкурентной системы ротировать элиты для выявления лучших и тех, кто соответствует социальному запросу и тому коллективному архетипу, который свойственен нынешней России. Но на это нынешняя администрация не пойдёт. Ибо для того, чтобы управлять интеллектуальными процессами, нужно самому быть интеллектуалом, для этого нужна умная власть.

О необходимости открытой политической системы часто говорят либералы, утверждая, что они проигрывают, потому что отсутствует политическая конкурентность, поэтому им не удается никуда попасть. На самом деле, это уловка, самоуспокоение. Этим они объясняют своё историческое поражение. Либерализм в принципе отторгается и русским народом, и российским обществом. Он является чужеродным для нас явлением. Вместе с тем закрытая политическая система, под предлогом оттеснения либералов от власти, которое прошло довольно быстро и легко, на сегодня блокирует и маргинализирует те силы, которые действительно отражают позицию большинства — русского, консервативного, традиционалистского.

В открытой политической системе, при равных возможностях, никаким либералам просто ничего не светит, потому что либералы пришли к власти как раз с помощью революции — танков, расстрела Верховного совета и насилия. Главный смысл закрытой политической системы - это блокировать и маргинализировать патриотов, оттесняя их не только от управления государствjv, но и от любых политических процессов вообще. В этом демарш нынешней власти против позиции большинства, превращаемого, под шумок, в бессмысленное обывательское стадо, несложное в управлении.

interfax

Нурмагомедов vs Макгрегор: за кого болели в России и вопрос идентичности

Полная версия интервью для издания "Свободная пресса"

Победа дагестанца вызвала неоднозначную реакцию у фанатов смешанных единоборств. Многие российские фанаты, как оказалось, болели за ирландца и против представителя своей страны. Социальные сети полны эмоциональными объяснениями этого феномена.

Автор одного из постов пишет: «Нурмагомедов позиционирует себя как угодно — как мусульманин, как дагестанец, но нигде не позиционирует себя как гражданин России… Он выходит на ринг в папахе и поднимает в верх указательный палец. Но никогда российский флаг. Не потому ли, что радикальный ислам запрещает выступать под какими-либо государственными символами?». Однако, причины наблюдаемого раскола в российском обществе гораздо глубже.


Ключевым тут является вопрос идентичности. То есть ассоциации себя с той или иной социальной, этнической или религиозной группой. И этот вопрос вскрывает более глубокую проблему, с которой сталкивается нынешняя Россия, потому что мы в какой-то момент попали в некий концептуальный тупик не понимания того, кто мы. Это один из главных вопросов современности в принципе. Есть работы многих филисофов, в том числе западных, например, Шпенглер, которые поднимают этот вопрос.

В связи с этим считаю деструктивной попытку в России создать некую унифицированную идентичность так называемых «россиян», с которой носятся либералы с момента распада Советского Союза. Эта концеция — политической нации сама по себе является западной, либеральной. Против этого плавильного котла, в который пытаются загнать множество идентичностей, растворив их в единой биомассе, и восстают многие традиционные народы, этносы, культуры, языки, религиозные идентичности, из которых и соткана ткань нашей государственности, являющейся имперской.


Теперь мы сталкиваемся с нежеланием людей ассоциировать себя с неким абстрактным «россиянством», размытой политической идентичностью, которая объединена лишь флагом, гимном, паспортом и гражданством. Это ответная реакция на размывание органической естественной идентичности как таковой. И чем больше мы говорим о необходимости сплотиться под российским флагом, тем больше мы отталкиваем от этой выхолощенной упрощенной модели российской государственности традиционные составляющие, из которых она складывалась в течение тысячелетия.

«СП»: Это так важно?

- Этот вопрос совершенно не формальный. К нему нельзя отнестись механически. Иначе, мы и дальше будем терять крупные фрагменты нашего государства, как это сейчас происходит на Украине, которая в более утрированной форме попыталась эту универсальную политическую идентичность сверху директивно жестко навязать, не считаясь с языковым, культурным и религиозным многообразием пространства, которое мы по привычке все еще считаем Украиной. Россия, в принципе, идет по тому же самому пути, но только медленно и неповоротливо. Пытаясь постепенностью сгладить очевидный финал.

Боец, который выиграл бой, Хабиб — это квинтессенция отрицания этой условной «россиянской» идентичности, которая глубинно противна почти всем. Только не все находят слова, жесты возможности и повод это продемонстрировать. Если взять русское большинство, то именно оно сегодня является пострадавшей стороной от растворения в «россиянстве». Русские, как самый крупный народ, в ней теряются, перестают существовать как органическая общность, становясь неким «цементом» для склеивания большой страны, состоящей из различных этнических и культурных фрагментов.

«СП»: Культура Нурмагомедова пусть и фрагмент, но мощный, конечно...

- Хабиб не хочет быть «россиянином», что видно по его поведению, жестам и высказываниям. Он не ассоциирует себя с триколором — флагом петровского торгового флота и плохо понимает, почему он должен отказываться от более важных для себя глубинных коллективных идентификаций, с которыми он себя ассоциирует.

Отмечу, что «дагестанец» - это тоже не органическая, а политическая идентичность. Но она ему хотя бы понятна. На самом деле Нурмагомедов — представитель одного из народов, из которых сложен Дагестан как политическая общность. Он ассоциирует себя с той религиозной группой, которая его воспитала. Мы можем сколько угодно обличать исламистов, но если традиционный ислам находится в загоне, если он формализован и отчужден, если он непонятен и отталкивает от себя молодых людей, если он не активен и представляет из себя застывший официоз, то естественно, что мы потеряем в религиозных структурах ни одного Хабиба, а целое поколение.

Необходимо относиться к религиозной идентичности всерьёз, как к тому, что формирует суть человека, за что он готов сражаться и умирать. Здесь речь идёт о любой идентичности, хоть русских на Донбассе, хоть исламистов на Ближнем Востоке.

Исламист это тот, кто не стал традиционным мусульманином по причине позиции государства, которая либо полностью отсутствует, либо ориентирована на размывание идентичностей, что вызывает радикальную экзальтированную попытку на ней настоять.

«СП»: То есть все упирается в политику государства?

- В случае с Хабибом мы обнаруживаем целый комплекс системных проблем нынешней российской государственности, безразличие к религиозным, культурным, этническим формам, которые считаются чем-то преодоленным и неважным, и холод и безразличие федеральных властей к идеям, смыслам и идеологиям.

«СП»: Какой же, по-вашему, выход?

- Выход есть, но к нему мы пока даже не подступались. Это возвращение России в её традиционный формат — формат государства-империи. То есть стратегического единства многообразия, когда все формы идентичности гармонично сочетаются под сенью континентального единства, которое занимается лишь вопросами безопасности, сохранения целостности, макроэкономикой, оставляя различие форм на откуп народам и этносам, которые легализованы в империи и являются ее естественными органическими субъектами. Россия сохранялась такой столетиями.

Все это мы обнаруживаем в ситуации с Хабибом, с его позиционированием, с отношением к нему и понимаем, что и дальше настаивая на чужеродных, искусственных, не свойственных России формах общественного и государственного устройства, мы будем только усугублять эту проблему. А имея на своей территории национальные республики, которые являются потенциально суверенными государствами, мы движемся по пути государственного распада, потери смыслов и невозможности ответить на вопрос: кто мы?
interfax

Незаконный, силовой, кровавый либеральный переворот

События октября 1993 года были драмой в отечественной истории, которые означали собой либеральную революцию, то есть исторический перелом, окончательно порывающий с советским периодом и переводящий нас в новую либерально-западническую эпоху.

Но эта революция была кровавой. Она была реализована через силовой сценарий, как всегда это и происходит у либералов. Когда либералы навязывают своё мировоззрение, они действуют жёстко, кроваво и не считаясь ни с чем.

Либеральное меньшинство залило кровью государство ради осуществления прозападного, проамериканского по своей сути переворота, наплевав на позицию большинства, как всегда и делают либералы. Потому что как известно, либерал-демократия только для либерал-демократов. Если же ты не либерал-демократ, тебя будут давить танками, расстреливать из пушек, колесовать, жечь и резать. Осуществлять геноцид, который пережила Россия после октября 1993-го, теряя по одному миллионов человек в год собственного населения.



Как теперь видно с высоты истории, Ельцин был абсолютно несубъектен. То есть от него требовалась лишь легализация этого кровавого сценария, подписание совершенно незаконного Указа №1400, который противоречил действовавшей на тот момент Конституции. И на основании этого незаконного Указа, - а у Ельцина не было полномочий на это, - был уничтожен физически высший орган власти, Верховный совет, который таковым являлся опять-таки по действующей Конституции. Просто физически из танков, нарушая все законы, либерально-реформаторская верхушка жёстко подавила патриотическое сопротивление реформам не без участия американских и израильских спецслужб, которые первыми и открыли огонь у Останкино, физически уничтожив от 2 до 3 тысяч мирных безоружных москвичей, уложив просто под шквальным огнем у Останкинского телецентра.

То есть это был абсолютно незаконный, силовой, кровавый либеральный переворот, в котором Ельцин выступал Петрушкой. Судя по всему, он и сам перепугался всего произошедшего. Именно потому, что он совершенно не контролировал ситуацию. По этой причине мы имели столь мягкие последствия для патриотического сообщества, практически полную быструю амнистию и отсутствие какого-либо преследования участников обороны Белого дома. Но это была драма, последствия которой мы переживаем до сих пор, и непонятно, когда мы ещё сможем их преодолеть.

Оценивая те события из дня сегодняшнего не следует забывать, что Политическое базируется на принципе "друг-враг", вот такая вот простая, двухчастная схема, требующая однозначного выбора. Всё остальное - это более глубокие уровни вложения, психология, социология, философия, метафизика, сакральность, Традиция. Историческая оценка октября 1993 и суд над либерал-реформаторами нам ещё только предстоит. Без этого мы не сможем двинуться дальше, перетаптываясь в стойле либерально-олигархической гегемонии.

interfax

Почему США стали угрожать Гаагскому суду?

Советник президента США Джон Болтон пообещал запретить въезд в Америку судьям и прокурорам МУС, наложить санкции на его фонды и лишить организацию «широких полномочий» с помощью ООН. Причина - расследование судом военных преступлений американских солдат в Афганистане, а также угроза начала разбирательств в отношении ключевого союзника США на Ближнем Востоке - Израиля.

Нынешняя коллизия между США и МУС основана на цивилизационном расизме, который исповедуют американские власти. Они представляют себе мир как некую иерархию цивилизаций. В центре этой иерархии находится Запад во главе с США. Те народы, которые стремятся стать Западом, «приобщиться к цивилизации», в этой классификации являются «варварами», а те, кто не стремятся, - «дикарями». Эта модель описана у западного социолога Джона Гобсона в его работе «Евроцентризм».

В том же духе действуют и политики из Вашингтона. Во многих странах американские солдаты и члены специальных миссий выведены за рамки как местных, так и международных судебных юрисдикций. Это касается не только государств третьего мира вроде Афганистана, но и стран, которые принято относить к западной цивилизации.

К примеру, в Японии и Германии находятся военные базы США, там живут тысячи американских военных и чиновников. Но если они совершат преступления на территории этих стран, мест­ный суд ничего не сможет с этим поделать. Все разговоры о равенстве людей перед законом касаются только стран второго и третьего мира. Их судить можно сколько угодно. Жителей стран третьего мира можно к тому же и убивать десятками тысяч, как это делается в Афганистане. Жертвы никто и считать не будет, если убийства совершаются по команде из Вашингтона.

Поэтому попытку МУС начать расследование дел, касающихся преступлений граждан США или их союзников, в Вашингтоне расценили как посягательство на исключительное право американцев - право на неприкосновенность. Это сербов можно судить в Гаагском трибунале. Американцы же неподсудны, считают в Белом доме. А если кто-то смеет ставить под сомнение такую модель отношений США с миром, американские власти сделают всё, чтобы его уничтожить. Чтобы другим неповадно было посягать на лидерство Америки. Именно этим они сейчас и угрожают Международному уголовному суду.

http://www.aif.ru/politics/opinion/pochemu_ssha_stali_ugrozhat_gaagskomu_sudu
interfax

Грозный. Сити. Заметки с 22 этажа: осторожность, спокойствие и жажда жизни..

В Грозном я уже бывал не один раз. И в отеле "Грозный-Сити" останавливался и прежде, но никогда не обращал на него особого внимания. Поездки, города, отели, все примерно одинаковые, но в Грозном - это особый случай. Хотя бы потому, что многие вообще не верили, что Грозный будет восстановлен. Тем более таким образом. Для сравнения - далеко не все города, даже не пережившие войну и полное разрушение, выглядят так аккуратно и торжественно. Широкие проспекты, новые, с иголочки дома, зелень и цветы, добрые, улыбчивые люди, и много детей..



Собственно, сам город по большей части выглядит как обычный город Юга России, только новый. Примерно так же выглядит недавно отстроенная новая столица Ингушетии, город Магас. В Грозном, так же, как и везде на юге, много частного сектора. Зелень есть, но это новая зелень, не так давно высаженные деревья, свежие газоны, автоматическая поливка. Но современного туриста, безусловно, привлекает наиболее урбанизированный центр с его небоскрёбами. И проживает в них не только официоз и туристы, но и, судя по нехитрому домашнему скарбу, который можно разглядеть на балконах, обычные люди.
Collapse )