Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

interfax

Русские ставят общее выше частного. (Валерий Коровин)

Мы не должны делать из экономики культа, объекта поклонения, фетиша. Экономика должна быть средством, а не целью. Марксизм абсолютизировал экономику, как и вся левая идеология в Модерне, заявляя, что из экономических взаимоотношений произрастает всё - и социальные отношения, и общественное устройство, и государственное устройство. Самое главное, утверждал Маркс, это то, кто владеет средствами производства. Это абсолютизация материального - от того, кто владеет средствами производства. зависит наша судьба, наша история и её оценки - вот как мыслят марксисты: "Так, царь Иван Грозный... Кто владел средствами производства и землёй? Бояре. Всё, плохой режим, выкидываем. Так, Романовы... Кто владел средствами производства и землёй? Помещики и капиталисты. Ужасный режим, разносим, вычёркиваем из истории". Из этой логики если исходить, то вся история наша просто никуда не годится.


interfax

Больше нет "благого Запада": удары НАТО по Югославии сорвали глобализацию

С момента ударов НАТО по Белграду нет «благого Запада», в который все так хотели верить. Есть только жестокая машина уничтожения всего, что стоит на её пути, противясь воле Запада, этого меньшинства человечества, без разбора ломящегося к мировому господству. Своей жертвой Югославия, Белград и тысячи мирных жителей и военных сербских героев заплатили за истину, за слом иллюзий, за обличение подлинной сущности тех, кому десятилетиями удавалось морочить головы всему человечеству: Запад — абсолютное зло, кровь, циничная жестокость и бесчеловечность.

Потом были ещё и ещё удары — от имени НАТО, коалиции западных союзников, США в одиночку, когда коалиция не складывалась, — почти всегда в обход СБ ООН, когда он не выражал поддержку, всегда с сотнями и тысячами жертв, всегда по мирным кварталам и больницам, без разбору, закусив удила, Запад, как сорвавшийся с цепи бешеный пёс, продолжал рвать и метать, разнося всё на своём пути. После белградской «цветной революции», первой в своём роде, целая серия их прокатилась по всей Восточной Европе и постсоветскому пространству, снося один законный режим за другим в пользу глобализации, но всё это уже агония.

Белградская жертва открыла глаза человечеству, страдания сербов пробудили Россию, которая медленно, но всё же возвращается в историю. У России теперь, в отличие от 1990-х, есть свои интересы, и заключаются они в умиротворении Запада, в окончательном сворачивании глобализма, в новом (в очередной раз) освобождении народов из-под западной оккупации и в установлении справедливости. Балканская жертва была ненапрасной. Теперь мы знаем, с кем имеем дело, знаем, как действует Запад и как теперь надо действовать нам. Не забудем и, пока не последует раскаяние, не простим. Сербия — это Россия на Балканах. Ударив по сербам, НАТО ударило по нам. За нами должок…



https://russian.rt.com/opinion/615235-korovin-nato-yugoslaviya-bombardirovki
interfax

Валерий Коровин: Окончательно развеян миф об эффективности либералов в экономике

По моему представлению, у президента наконец дошли руки, чтобы навести порядок в финансовой сфере, и это касается не только коррупции и безудержного устремления финансового блока России к личной наживе, но и необходимости суверенизации российской экономической и финансовой системы, которая, как мы знаем, создавалась еще в 1990-х при активном участии американских советников.

В течение десятилетий выстраивалась система, способная облегчить процедуру финансового истощения Российского государства. Сформировалась модель вывода активов за пределы России.

Этот финансовый механизм существует по сей день, и им активно пользуются те, кто ставит свои интересы выше интересов государства. Сюда относится не только арестованный Улюкаев и сидящий в ожидании ареста Чубайс, но и, безусловно, Набиуллина, и весь финансовый либеральный блок нынешнего правительства. Под вопрос ставится непричастность и безупречность самого премьера Дмитрия Медведева, который не раз открыто демонстрировал свои либеральные взгляды и приверженность либеральному курсу развития страны.

Страна переживает кризис. Но прямо сейчас происходят и позитивные события. Окончательно развеян тезис об эффективности либералов в плане управления экономикой и обеспечения экономического роста. На фоне тотальной коррупции и истощения российской экономики посредством вывода финансов за рубеж в принципе нахождение либералов и всех людей, исповедующих либеральную идеологию, в руководящих органах страны не видится целесообразным".
Дело за малым. Добиться того, чтобы эти люди ответили по закону и отправились по этапу. А их место должны занять искренние патриоты, всецело отдающие себя служению государству и ставящие его интересы выше личных.

Подробнее: Валерий Коровин: Окончательно развеян миф об эффективности либералов в экономике

Валерий Коровин: Окончательно развеян миф об эффективности либералов в экономике
interfax

Запретить Иран: американское либеральное НКО шлёт письма в Россию

Валерий Коровин в эфире программы «Наша точка зрения», телеканал Царьград, 8 ноября 2016.

https://www.youtube.com/watch?v=Jv3S1jNN9iY&list=PLoakhgttSsPqjvYbpjTL1-FbQHTIPLKns&index=14

Дарья Платонова: Американская общественная организация UANI рассылает письма в мировые финансовые учреждения с настоятельным требованием не иметь никаких финансовых, экономических и промышленных контактов с Ираном, ссылаясь, при этом, на администрацию Обамы. Пугают тем, что Иран, якобы, практикует незаконные аресты, нарушение прав человека, слежки и даже пытки. Ладно, кода такие письма приходят в западные банки. Но когда такое письмо приходит в русский банк, в Темпбанк – это довольно странно, неужели американские демократы считают, что они имеют право на приказы, пусть даже в формате рекомендаций, в пространстве России?


Валерий Коровин: Кстати, то, чем пугают авторы письма контактёров Ирана – незаконными арестами, нарушением прав человека, слежками, пытками - это всё то, что при демократах активно использовали сами Соединённые Штаты Америки, реализуя полное беззаконие и волюнтаризм в отношении тех, кто был им неугоден. То есть, американцы и их пособники из Израиля запугивают людей тем, что творят сами. Это называется «валить с больной головы на здоровую».

Понимая, что бизнес-сообщество в России с 1990-х годов ещё имеет несколько иную точку зрения на суверенитет, на державность, на государственность, они пытаются организовать давление со стороны финансовых элит на политическую власть путём запугивания этих самых финансовых элит. И вот именно поэтому целевой аудиторией выбраны финансовые круги, банковская сфера, представители бизнеса, которые, как предполагается авторами письма, вполне могут испугаться таких вещей и начать роптать против собственного режима, против собственной власти. Тем самым, дестабилизируется элитная верхушка, финансовая, которая сегодня наиболее чувствительна к переменам, находясь под американскими же санкциями.

Американские либерал-демократы здесь играют, как всегда, двумя руками, пытаясь, с одной стороны, воздействовать на правительство, с другой стороны организовывать давление снизу, и те же самые методы – запугивание, шантаж, ложь, обман и все другие средства, которые применяют всегда, насаждая своё либеральное мировоззрение.

Дарья Платонова: Валерий Михайлович, насколько мы сейчас зависим от США, удалось ли нам избавиться от ига их доминации в экономическом плане, в политическом и информационном?

Валерий Коровин: Российская экономика устояла благодаря тому, что она ещё не очень глубоко интегрировалась в глобальную финансовую систему, сконструированную Соединёнными Штатами Америки под свои интересы. Несмотря на то что мы вступили, вопреки всякой логике и здравому смыслу, в ВТО, несмотря на то что мы как-то участвовали в фондовых махинациях и спекуляциях, тем не менее, наша экономика ещё очень сильно укоренена в хозяйственной сфере, в экономической сфере, то есть, в сфере реальной экономики. Благодаря этому она сохранила свою устойчивость в тот момент, когда демократическая администрация Обамы запустила маховик глобального финансового кризиса, пытаясь конвертировать свои виртуальные деньги хоть в какие-то активы. И так как у нас реальных активов больше, чем виртуальных, поэтому мы и устояли.

Укрепляясь экономически мы движемся к автаркии. Автаркийность даёт возможность роста за счёт сближения близких экономик, близких по уровню экономического развития. В то же время, если мы интегрируемся в сильную глобальную американскую экономику, созданную Соединёнными Штатами Америки, то мы всегда проигрываем, потому что в равных экономических условиях бедный беднеет, а богатый богатеет за счёт эксплуатации экономических активов бедной страны. А если мы сближаемся с близкими нам по уровню экономического развития экономиками, такими, как экономики постсоветского пространства, открывая свои границы, создавая таможенные союзы и создавая автаркийные зоны взаимной беспошлинной торговли, тогда мы взаимно растём. Изолировавшись от глобальной финансовой системы, мы не даём ей эксплуатировать наши экономические возможности и наш экономический потенциал, нарасчивая масштаб евразийского экономического союза, автаркийного по отношению к глобальной экономике. То есть, мы изолируемся от варварской экономической и финансовой эксплуатации Запада и растём за счёт развития реального сектора экономики, сближаясь с близкими нам экономиками постсоветского пространства. Но главное – мы наращивает масштаб нашего экономического союза, становясь самодостаточными и независимыми. Вот что такое автаркийность относительно России.

Автаркия – это полная самостоятельность в экономике. Это изолированность от эксплуатации со стороны внешних финансовых институтов, но не от рынков государств, близких нам по уровню своего экономического развития, с которыми мы, по мере нарастания собственной экономики, последовательно открываемся. Это и есть основа нормальной, сильной экономики, которая способна создавать свою систему и свою игру вести. Это создание своей архитектуры, своего союза за пределами глобальной американской финансовой архитектуры, которая всё больше затягивает нас в водоворот не нашего кризиса. Изоляция от этой глобальной архитектуры и есть автаркийность, экономическая в первую очередь.

Конечно, многим хотелось бы сделать так, чтобы взаимная увязка и значение систем созданных нами, и неких соответствующих западных систем будут настолько сопоставимы, что это будет позволять выдержать баланс. Но практика последних десятилетий показывает, что Запад не согласен на баланс. Он согласен только на доминирование и эксплуатацию нашей экономики.



interfax

Коровин: ЕС сегодня – это сомнительная перспектива, а вот евразийские структуры набирают вес

С учётом нынешнего подчинённого положения ЕС Турция просто не сможет там находиться, потому что это усилит ЕС, сделает это объединение субъектным, чего США никогда не допустят. Интервью Валерия Коровина радиостанции «Спутник»

«Спутник»: Анкара не примет соглашение между США и ЕС о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве (ТТИП), если его заключат без учета интересов страны, заявил вице-премьер Турции Нуман Куртулмуш. Анкара добивается пересмотра условий таможенного союза с ЕС, согласно которым Турция должна открыть свои рынки для третьих стран, которые заключат соглашение о свободной торговле с ЕС. В то же время турецкие товары не смогут выходить беспошлинно на рынки третьих стран, так как Турция не является членом Евросоюза. Ранее министр Турции по делам ЕС Волкан Бозкыр заявлял, что Анкара может выйти из таможенного союза с ЕС, если её экономические интересы при подписании ТТИП не будут учтены. Почему Запад не учитывает интересы Турции?

Валерий Коровин: У Запада к Турции совершенно потребительское отношение. Это никакое не партнёрство и тем более не перспектива вхождения, это просто использование Турции как некого сливного бачка для реэкспорта низкокачественных товаров из США и Европы. Собственно, повторяется та же история, которая в прошлом году зимой привела к майдану на Украине, когда Украину попытались использовать для того, чтобы реэкспортировать из Европы товары в Россию, втянув её в ассоциацию с ЕС. Но сегодня в положении Украины оказалась сама Европа, которая является теперь неким транзитным пунктом товаров из США в Турцию. И здесь совершенно очевидно высокомерное отношение Запада к тем, кто окружает Европу, но находится при этом за её пределами. Причём это совершенно колониальный подход. И он вписывается в принципе в высокомерную позицию Запада по отношению ко всем остальным - она описана у Джона Хобсона, где Запад представляется цивилизацией, те, кто стремится интегрироваться в Запад, определяются варварами, а те, кто не стремится – дикарями. Так вот для Трансатлантического союза Турция – это варвары, которые никогда не вступят в этот союз в силу того, что они просто онтологически не соответствуют представлениям Запада о «цивилизованности».

«Спутник»: Сославшись на данные исследований, вице-премьер Турции Нуман Куртулмуш отметил, что подписание документа может привести к спаду турецкой экономики на 2,5% и увеличению безработицы на 0,4%.  Какие последствия это может сулить для Турции, и есть ли альтернатива движению на Запад?

Валерий Коровин: Конечно, Турция может мобилизоваться, преодолев последствия краткосрочного падения, а так же перестроить свои приоритеты, например, на сотрудничество с Россией и с Евразийским союзом, что не менее, а в долгосрочной перспективе более выгодно для самой Турции. Поэтому драматизировать ситуацию я бы не стал, скорее, всё происходящее действительно указывает Турции на то, как Запад её оценивает, и на необходимость смены ориентиров. А это даёт колоссальные возможности в случае интеграции в Евразийские наднациональные экономические структуры.

«Спутник»: Насколько Турция действительно способна выйти из ассоциации с ЕС?

Валерий Коровин: Турция – это суверенное государство с многовековой историей, с имперским прошлым, с национальной гордостью, и унизительное положение страны на побегушках у ЕС совершенно не соответствует её историческому статусу. Поэтому Турция вполне, довольно легко, в случае игнорирования её интересов, гораздо легче, чем другие, осуществит демарш, и просто выйдет из этих структур, где ей отведена унизительная позиция, и начнёт выстраивать самостоятельную экономическую политику в других направлениях – это и Китай, и страны БРИКС, и евразийские структуры.

«Спутник»: А не обернётся ли это для неё «майданом», как это в аналогичной ситуации произошло на Украине? Ведь Турецкая экономика, как утверждает Нуман Куртулмуш, приведёт к спаду турецкой экономики.

Валерий Коровин: Майданом пугать Турцию, конечно, можно, но себе дороже. Те потери, которые называются, 2,5%, увеличение безработицы на 0,4% - это для растущей динамичной экономики Турции – как слону дробина. Сегодняшние потери будут в краткосрочных перспективах зафиксированы на каком-то минимальном уровне статистической погрешности. Но уже завтра, в случае переориентации приоритетов на евразийское пространство – на Китай, на Иран, на евразийские структуры с участием России, - это даст колоссальный прирост, который покроет все потери с лихвой. Поэтому сегодня пугаться этих незначительных сиюминутных потерь не стоит. Потому что речь идёт о стратегическом выборе, о глобальных приоритетах, и они сегодня явно не в пользу ЕС, который сам трещит по швам, разваливается и никого в нынешнем своём положении привлекать давно не может. Особенно находясь под жёсткой американской оккупацией, которая лишила суверенитета как сам ЕС, так и автоматически всех, кто в него включается. Поэтому ЕС сегодня – это сомнительная перспектива, а вот евразийские структуры набирают вес и за ними будущее.

«Спутник»: Ну, всё-таки вице-премьер Турции настаивает на том, чтобы ЕС учитывал интересы Анкары, потому что пока что Анкара союзник Евросоюза. Какие это интересы? На чём можно настаивать в данной ситуации?

Валерий Коровин: Я думаю, что ничего существенного Турция от союза с ЕС, даже с учётом её интересов, не получит. Ну, 2% роста дополнительно, 3% роста, возможность экспортировать какой-нибудь турецкий чак-чак на европейский рынок. Ну вот и все преимущества. Я не вижу здесь каких-то стратегических прорывных возможностей для Турции в принципе в интеграции с ЕС, особенно при той роли, которую там играют США. США никогда не потерпят никаких сильных игроков в Европе и поэтому Турция для США в ЕС – это просто исключённый фактор. С учётом нынешнего подчинённого положения ЕС Турция просто не сможет там находиться, потому что это усилит ЕС, сделает это объединение субъектным, чего США никогда не допустят.

«Спутник»: В случае, если соглашение о принятии условий Турции всё же будут достигнуты и Турция включится в трансатлантический торговый союз, не поглотят ли американские корпорации, европейские корпорации самые лакомые промышленные активы Турции?

Валерий Коровин: Вполне поглотят. Это транснациональные корпорации. И после подписания соглашения они будут трансатлантическими, и, с учётом установленных правил уже по праву будут поглощать все те активы, которые будут представлять хоть какую-то ценность в нынешней Европе. И никто уже спрашивать не будет, потому что соглашение развязывает руки и лишает Европу даже экономического суверенитета, который до сих по ещё в незначительной степени присутствовал. Сейчас же не будет и этого, то есть, Америка будет управлять полностью даже европейской экономикой. Лишив её политики и геополитического статуса, Америка перешла к завершающему этапу колонизации Европы, лишению её экономического суверенитета и теперь не Брюссель даже будет решать, а Вашингтон, какие отрасли Европа имеет право развивать, а какие – нет. Европа оказалась в том же статусе, в котором находится сегодня большинство стран Восточной Европы, бывших союзников по СЭВ, которых просто лишили промышленности и всех производственных активов, заставив жить в долг.
interfax

Игорь Шувалов: Россия – это вам не Сингапур. Первый вице-премьер встретился с Общественной палатой


Основные моменты, высказанные выступающими во время встречи (не точные цитаты, а общий смысл):

«Налоги, деньги, госзакупки - основные параметры ведения бизнеса в России». Следует понимать так – представителей бизнес сообщества интересует только снижение налоговой нагрузки, возможность получить кредиты под низкие проценты и участие в госзакупках. Всё остальное, строго говоря, для бизнеса не существенно. Т.е. бизнес, по большому счёту, только там, где есть государственные бюджетные срдства и можно поучаствовать в их освоении.


«Нужно снижать ключевую ставку ЦБ». Это, собственно, вытекает из вышесказанного – кредиты и так были недоступны, а стали вообще невозможны, из-за чего экономическая активность за пределами освоения бюджетных средств практически остановилась. На днях ключевую ставку понизили, но как прокомментировал данное пожелание сам Шувалов, «снижение ставки ниже инфляции невозможно, за исключением отдельных случаев, когда тот или иной проект попадает под пристальное внимание государства в следствие его приоритетности. Во всех остальных случаях при высоком уровне инфляции ключевая ставка будет высокой».

«Кредиты недоступны. Необходимо ввести субсидирование микрозайма, не только в случаях займа до 1 млн, как сейчас, а, хотя бы до 3 млн». Речь идёт о субсидировании процентной ставки со стороны государства, что делает кредит принудительно дешевле. Искусственная, не рыночная, по своей сути. патерналистская мера. Вполне разумная в условиях России, Шувалов, как я понял, не против.
Collapse )
interfax

Солидарное общество и продовольственная безопасность: Изборский клуб в Белгородской области (ФОТО)

5642_2943Состоялась поездка Изборского клуба в Белгородскую обл. В работе клуба оба дня (1-2 июля 2013 года) принимал участие губернатор Белгородской области Евгений Степанович Савченко. Тема первого дня – «Солидарное общество: ценностные ориентиры»

Александр Проханов: «Любить народ, бояться Бога» - квинтэссенция построения солидарного общества в Белгородской области.

Евгений Савченко: «Православие, профессионализм, патриотизм» + Персонализм (Проханов).

Тема второго дня: «Продовольственная безопасность»

5642_2948«Борьбу с инфляцией обратили в удорожание рубля» (Савченко)

«Онищенко – секретное оружие России против ВТО» (Савченко)

Онищенко закрыл ввоз мяса кур, в Белгородской области нарастили его производство. Кредиты дорогие - государство датирует.

Collapse )
ОДКБ

Беспокойный хороший сосед

interfax

Так говорит Ален де Бенуа

Тезисы выступления Алена де Бенуа, зафиксированные мной во время его визита на Социологический факультет МГУ:



Глобализация – это завершение эпохи модерна.

В 90-е завершилась эпоха модерна, который исходит, кстати, к эпохе средневековья.

1748 – Вестфальский договор, начало эпохи государств-наций.

В эпохе постмодерна государства-нации уже не являются главными субъектами.

Это эпоха политических объединений, как локальных местных, так и глобальных.

В Европе – общины + большие блоки

Эпоха постмодерна – это эпоха сетей. Интернет + другие сети.

Большая разница между сетями и организациями классического типа (центр + периферия). В сетях нет центра. Логика сетей имеет вирусный характер. Сама информация сегодня рассматривается как вирус.

Глобализация – это не только унификация, но это и раздробленность.

Понятие «войны» тоже трансформируется.

В эпоху холодной войны мир строился на равновесии. Сегодня мы видим доминирование асимметрии. Напротив больших армий находятся локальные группы, которые могут тоже принести много зла.

Глобализация – движение, которому можно оказать сопротивление, у неё есть слабые места. Глобализация уязвима. Когда всё происходит в нулевое время – локальный кризис сразу трансформируется во всемирный. Кризис, возникший в США стал распространятся как вирус, в планетарных масштабах.

Абсолютно утопична и идея вернуться к эпохе, предшествующей глобализации. Карл Шмитт говорил о номосе земли – общий порядок в мире.

Три основных номоса земли:

1)      Античная и средневековая цивилизация (самодержавие + имперское объединение)

2)      Эпоха государств-наций, эпоха модерна, завершившаяся двумя крупными мировыми войнами.

3)      Биполярный мир, запад и восток. Этот порядок разрушился с СССР.

Куда мы движемся – к однополярному или многополярному миру?

Collapse )

interfax

Стратегия деиндустриализации Кавказа и создание кавказских анклавов

Пользователь asaratov пишет: "Когда слышишь, что Кавказ, дескать, объедает остальную Россию, хочется подарить этим московским ораторами сборник Росстата и таблицу умножения. Объем трансфертов республикам Северного Кавказа в 2010 году составил 160 млрд. руб. Это менее 11 процентов всех трансфертов регионам из федерального бюджета. Только одна цифра – для сравнения: бюджет Москвы ассигнует на решение транспортных проблем города в 2012 году в 2 раза больше.

Если бы на Кавказ действительно проливался золотой дождь, местная молодежь, наверное, не ехала в российские города десятками тысяч на заработки. Проблемы Кавказа известны. После кончины совка и парада суверенитетов возникла многолетняя заброшенность: развал местной индустрии и инфраструктуры, деградация социальной сферы, криминал".

Проблема деиндустриализации Северного Кавказа действительно существует, но только до тех пор, пока она не превратилась в стратегию. Но какая-то стратегия развития Северного Кавказа всё же должна быть. Возвращением русских на Северный Кавказ никто не занимается. В этом направлении не предпринимается ни одного жеста, ни одного шага. Потеря Северного Кавказа вследствие потери культурного и стратегического контроля, возникающей в результате выезда оттуда русского населения для нас не приемлема. Омтаётся своего рода третий путь – это развитие Северного Кавказа без русских. Это не лучший вариант, но это стратегия, основанная на реальном положении дел.

Естественной средой для традиционных этносов, которые по факту проживают по сей день на Северном Кавказе, является сельская местность, в то время, как города ассимилируют по единому цивилизационному стандарту, приводят к общему социальному поведенческому шаблону. Именно Северный Кавказ как раз и является той естественной средой, тем вмещающим ландшафтом, в определениях Льва Гумилёва, в котором гармонично существуют традиционные этносы. И деиндустриализация Северного Кавказа в этом аспекте означает не что иное, как восстановление, возрождение традиционных этнических социальных моделей. Т. е. традиционные этносы в этом случае, возвращаются к своей изначальной форме существования, - гармоничного бытия в условиях естественного для них вмещающего ландшафта.

Здесь стоит вспомнить о том, что и романовская имперская Россия, и советская Россия, по сути, осуществляли принудительную - сначала русификацию, а потом и принудительную индустриализацию, наполняя Северный Кавказ зачастую искусственно квалифицированными кадрами – педагогами, врачами, инженерами, высококвалифицированными рабочими, которые заезжали по распределению советской системы образования. Вместе с этими рабочими туда же двигались основные средства. На эти средства налаживалось производство, строились промышленные предприятия, школы, больницы, культурные объекты.

Теперь же, на фоне наблюдаемого оттока и, как следствие, кадрового голода, неизбежным становится обратный процесс – тенденция к деиндустриализации Северного Кавказа - вариант, рассматриваемый по факту. И в этом процессе деиндустриализации Северного Кавказа, при правильном рассмотрении, совершенно нет ничего ужасающего и катастрофического.

Почему? Потому что оцивилизовывание со стороны романовской России и индустриализация со стороны России Советской, т. е. в обоих случаях – со стороны большого русского народа, - происходили во многом принудительно. А хотели ли кавказские традиционные этносы оцивилизовываться, русифицироваться, ассимилироваться в русскую культуру, хотели ли они индустриализироваться?

Пользователь cobaso в данном случае замечает: "Ваши рассуждения - даже если не учитывать того, что произошедшие изменения уже необратимы - осложняются еще и тем, что население Кавказа постоянно увеличивается. Деиндустриализация Кавказа пойдет в ногу только с увеличением потока выходцев с Кавказа в центральную часть России".

Это важное замечание. Когда-то Деньга Халидов озвучивал такой вариант - создавать этнические анклавы выходцев с Северного Кавказа на территории России за пределами СК - т.е. когда берётся какая-нибудь абсолютно брошеная, пустая деревня, бывший колхоз, и туда переселяется две сотни семай, допустим из Дагестана. Компактно. Создаётся агрохолдинг при поддержке государственных кредитов, который начинает работать и давать продукты на перерабатывающие предприятия. Т.е. переселение с Северного Кавказа должно происходить не в индивидуальном порядке, и не в города, и, категорически не в мегаполисы, т.к. они растворяют, а компактно в сельскую местность. Тогда и самобытность сохраняется, и не возникает межэтнических трений с местным населением, которого в заброшенных деревнях просто нет. И разгружается территория выезда.

Это, кстати, очень чётко укладывается в модель, озвученную Путиным в своей статье - "Любой человек, живущий в нашей стране, не должен забывать о своей вере и этнической принадлежности. Но он должен прежде всего быть гражданином России и гордиться этим. Никто не имеет права ставить национальные и религиозные особенности выше законов государства. Однако при этом сами законы государства должны учитывать национальные и религиозные особенности".

Т.е. реализуя проект деиндустриализации, Россия сохраняет Северный Кавказ, не насилует северо-кавказские этносы асимиляцией и гражданской унификацией, даёт возмжность сохранить этнические традиции и образ жизни, и при этом разгружает некоторые перенаселённые республики Северного Кавказа (40 тыс. молодых людей только в одном Дагестане ежегодно вступает во взрослую жизнь). При этом, такой подход не мешает и реализации проекта возвращения русских на Северный Кавказ, если этим в конце-концов кто-нибудь займётся.